Сказка а не сайт

Сказка о рыбаке

Жил-был когда-то давно один рыбак. У него были жена и трое детей. Целый день он ловил рыбу, а вечером продавал её на рынке и покупал хлеб и мясо для своей семьи. И каждый день он закидывал сеть три раза — не больше.
   И вот однажды утром он положил на плечо свою сеть, взял корзину и пошёл ловить рыбу. Он поставил корзину на берег, засучил рукава и закинул сеть как можно дальше в море. Когда сеть погрузилась в воду, рыбак осторожно потянул её назад и почувствовал, что сеть тяжёлая.
   «В неё, наверно, попало много рыбы»,— подумал рыбак. Когда он вытянул сеть на берег и развернул её, то увидел, что в сети запутался мёртвый осёл и сеть вся порвана.
   «Вот чудо!— подумал рыбак.— Я уже много лет ловлю здесь рыбу, но ни разу мне в сеть не попадался осёл».
   Рыбак кое-как починил сеть и ещё раз закинул её в море.
   Когда сеть погрузилась в воду, он попробовал её вытянуть, но опять сеть была тяжёлая, тяжелей, чем в первый раз.
   Наконец он втащил сеть на берег и развернул её и нашёл в ней черепки, осколки стекла и кости.
   — Горе мне!— закричал рыбак и ударил рукой об руку.— Кажется, в море подохла вся рыба. Закину сеть ещё раз, и если ничего не поймаю, придётся вернуться домой без рыбы.
   И снова закинул рыбак свою сеть в море и дождался, пока она погрузилась в воду. Он начал её вытягивать, но сеть никак не поддавалась.
   «Она, верно, зацепилась за что-нибудь»,— подумал рыбак. Он быстро разделся, вошёл в воду и нырнул. Долго пришлось ему биться над сетью, пока он не отцепил её. А когда он вытащил сеть на берег, в ней оказался большой медный кувшин, запечатанный свинцовой печатью.
   Рыбак обрадовался и сказал сам себе: «Посмотрю, что такое в этом кувшине, и продам его. На рынке медников мне за него могут дать, пожалуй, золотой».
   Он вынул из-за пазухи нож и попробовал сорвать печать, но она плотно пристала к горлышку кувшина и не поддавалась. Наконец рыбаку удалось открыть кувшин, и он наклонил его. Но из кувшина ничего не вылилось.
   — Он пустой! А я-то думал, в нём золото!— воскликнул ры
   бак и поставил кувшин прямо.
   И вдруг из кувшина пошёл густой дым. Он поднимался всё выше и выше и наконец дошёл до самых облаков. И когда дым весь вышел из кувшина, дым этот превратился в огромное чудовище, у которого ноги были на земле, а голова — в небе.
   Руки у него были длинные, до самых пяток, пальцы — крючковатые, с когтями, как у льва. Ноги его, точно столбы, вросли в землю, во рту, широком, как городские ворота, торчали длинные острые зубы, из ноздрей валил дым, а из глаз летели искры. И голова — огромная, точно купол,— качалась из стороны в сторону. И вдруг этот великан закричал страшным голосом, от которого загудело всё вокруг:
   — Слушай, рыбак! Сейчас я тебя обрадую.
   Рыбак со страху упал на землю. У него во рту пересохло и зубы громко застучали. Полежав немного, он поднял голову и спросил:
   — Чем же ты меня обрадуешь, о джинн?
   — Тем, что убью тебя сию же минуту.
   — О начальник джиннов, не убивай меня!— закричал рыбак.— Я ведь только что вытащил тебя со дна моря.
   — За то, что ты меня вытащил, я окажу тебе милость: выбирай, какой смертью хочешь умереть. Что тебе приятнее: чтобы я тебя разорвал, повесил или утопил в море?
   — За что ты меня убиваешь?— спросил рыбак.
   — Послушай мою историю, о рыбак,— сказал джинн.
   — Рассказывай, да поскорей, а то мне страшно на тебя смотреть,— ответил рыбак.
   — Знай, рыбак,— сказал джинн,— что я был стражником у
   царя ифритов. Однажды я ослушался царя, и царь велел посадить меня в этот кувшин и бросить в море. Я пролежал в море сто лет и сказал: «Тому, кто освободит меня, я дам много денег». Но никто не освободил меня. Когда прошло ещё сто лет, я сказал: «Тому, кто освободит меня, я исполню все желания». Но опять никто не освободил меня. Прошло ещё пятьсот лет, и я сказал: «Тому, кто освободит меня, я открою сокровища земли». Но я пролежал в кувшине ещё тысячу лет, и никто не освободил меня. Тогда я очень рассердился и сказал сам себе: «Всякого, кто меня освободит, я убью и дам ему выбрать, какой смертью умереть». И вот ты освободил меня — выбирай же, как тебе умереть.
   Когда рыбак услышал слова ифрита, он громко заплакал и сказал:
   — Помилуй меня за то, что я освободил тебя из этого кувшина.
   — Я потому и хочу убить тебя, что ты меня освободил,— сказал ифрит.
   И тогда рыбак подумал: «Это — ифрит, а я — человек, и у меня есть разум, который поможет мне перехитрить ифрита».
   — О ифрит,— сказал он,— если уж ты непременно хочешь меня убить, ответь мне сначала на один вопрос.
   — Спрашивай скорей, мне некогда,— отвечал ифрит.
   — Ты говоришь,— сказал рыбак,— что твой царь велел посадить тебя в этот кувшин. Но кувшин маленький, а ты большой. Как же ты уместился в этом кувшине?
   — Так ты не веришь, что я был в кувшине и пролежал на дне моря столько лет?— закричал ифрит.
   — Никогда тебе не поверю, пока не увижу тебя в кувшине своими глазами,— отвечал рыбак.
   — Клянусь тебе, что я был в этом кувшине!
   — Не клянись,— сказал рыбак,— всё равно я тебе не поверю.
   — Хочешь, я тебе докажу, что я был в кувшине?—сказал ифрит.
   — Хочу,— ответил рыбак.
   Ифрит поднял одну ногу и опустил её в кувшин.
   — Смотри, рыбак: вот моя нога в кувшине,— сказал он.
   — А вторая?— закричал рыбак.
   Ифрит поднял другую ногу и сунул её в кувшин.
   — Теперь обе ноги вместе в кувшине. Ты поверил?— спросил он рыбака.
   — А колени куда ты денешь?— крикнул рыбак.
   Я покажу тебе,— ответил ифрит и опустился в кувшин
   по пояс.— Теперь ты веришь?
   —А живот и грудь, в которых двадцать четвертей высоты, куда ты их денешь?— продолжал рыбак.
   — О несчастный!— крикнул ифрит.— Ты всё ещё не ве
   ришь?
   И он опустился в кувшин по шею, а рыбак сказал:
   — Я ещё вижу эту голову, большую, как купол. Для неё-то и не хватит места.
   — Если я скроюсь в кувшине с головой, ты поверишь? — спросил ифрит.
   — Поверю,— сказал рыбак.
   И ифрит сунул голову в кувшин, и, как только он это сделал, рыбак быстро схватил печать, плотно закрыл горлышко кувшина и покатил его по песку к морю.
   — Что ты хочешь сделать, рыбак?— закричал джинн.
   — Я хочу бросить тебя в море, где ты уже пролежал столько лет,— сказал рыбак.
   — Не надо!— крикнул ифрит.
   Но рыбак продолжал толкать кувшин к морю и говорил:
   — Я сброшу тебя на дно моря и сяду на берегу. А когда кто-нибудь придёт сюда с сетями, я скажу: не ловите рыбу в этом месте. Здесь — ифрит. Всякому, кто его вытащит, он предлагает выбрать, какой смертью умереть.
   — Выпусти меня, я окажу тебе милость,— сказал ифрит.
   — Ты лжёшь, проклятый!— закричал рыбак.— Если я тебя выпущу, ты сделаешь со мной то же, что сделал царь Юнан с врачом Дубаном.
   — А кто такие царь Юнан и врач Дубан?— спросил ифрит.
   — Слушай, я тебе расскажу,— ответил рыбак.
   Был в одном персидском городе царь, которого звали царь Юнан. У него было много денег, войск и телохранителей, но всё тело было у него в пятнах, и ни один врач не мог его вылечить. Царь Юнан целые дни пил лекарства, глотал порошки и мазался мазями, но болезнь всё не проходила, и приближённые царя решили, что он уже не поправится.
   И вот однажды пришёл в город царя Юнана старый, седой врач, по имени Дубан. Он прочитал все врачебные книги — арабские, персидские и греческие, и не было такой болезни, которую он не мог бы вылечить. Врач Дубан скоро услышал, что царь Юнан очень болен. Тогда он раскрыл свои книги и читал их целый день и целую ночь, а потом он вынул из своей сумки разные мази и травы и приготовил из них лекарство. Когда лекарство было готово,
   врач Дубан взял палку и выдолбил её и положил лекарство в эту палку, а к палке он приделал сверху круглую ручку.
   И когда наступило утро, врач Дубан пошёл во дворец и сказал царю Юнану:
   — О царь, вот уже много лет, как ты лечишься от своей болезни, а она всё не проходит. Хочешь, я тебя вылечу?
   — Хочу,— сказал царь.— А когда это будет? Поторопись, врач, мне уже очень надоело лечиться.
   — Это будет завтра,— ответил врач Дубан.— Только смотри, слушайся меня и делай всё, что я тебе скажу. Иди и ложись спать. Спи весь день и всю ночь, а утром выезжай на поле, где играют в мяч, и жди меня.
   Царь проспал день, проспал ночь, а утром сел на коня и выехал в поле.
   Врач Дубан тоже скоро пришёл. Он подал царю палку с круглой ручкой и сказал:
   — Возьми эту палку и бей по мячу изо всей силы. Гоняйся за
   мячом на своём коне, пока не вспотеешь, и всё время сжимай руч
   ку палки как можно сильней. Когда ты вспотеешь, лекарство ра
   зойдётся по твоему телу — и ты поправишься.
   Царь послушался врача Дубана и стал гоняться по полю за мячом. Когда его конь выбился из сил и царь сам чуть не упал с седла от усталости, врач Дубан сказал:
   — Теперь довольно. Слезай с коня, сходи в баню и ложись
   спать. А когда проснёшься — будешь здоров.
   И правда, когда царь проснулся на следующее утро и вышел из своей спальни, тело у него было чистое и блестящее, как серебро,— без единого пятнышка. Все приближённые царя удивились искусству врача Дубана, а царь Юнан призвал его к себе и сказал:
   — Теперь ты мой самый лучший друг. Проси чего душа пожелает.
   — Мне ничего не надо,— сказал врач.— Позволь мне только видеть тебя и с тобой разговаривать.
   — Приходи ко мне каждый день обедать,— сказал царь.
   Он дал врачу много денег и подарил ему чистокровного коня и шёлковый халат, весь расшитый золотом. И врач сел на коня и уехал.
   С тех пор он каждый день приезжал во дворец к царю Юнану, и царь сажал его рядом с собой на трон. Врач Дубан стал для него дороже всех приближённых, и он советовался с ним обо всех своих делах.
   А у царя был визирь — Махмуд Плешивый, злой и завистливый человек. Он позавидовал врачу Дубану и решил его погубить.
   И вот как-то раз после обеда, когда врач Дубан только что уехал, этот Махмуд Плешивый пришёл к царю и сказал:
   — О царь, ты оказал мне много милостей, и я должен дать тебе совет.
   — Говори скорей,— сказал царь.
   — О царь,— продолжал визирь,— ты каждый день зовёшь к себе врача Дубана и обедаешь с ним. А этот врач — злодей, и он хочет тебя убить.
   — Это ты напрасно говоришь, визирь,— сказал царь.— Разве ты не видел, как врач Дубан меня вылечил? У меня нет друга дороже этого врача. Завтра я дам ему ещё халат и десять кошельков золота.
   — Опомнись, о царь!— сказал визирь.— Этот Дубан вылечил тебя палкой, которую ты подержал в руке, а завтра он, может быть, убьёт тебя чем-нибудь, что ты понюхаешь. Вот тебе мой совет: когда врач к тебе придёт, вели палачу отрубить ему голову. Тогда ты избавишься от этого врача и спасёшься от смерти.
   — Ты это всё говоришь из зависти,— сказал царь.— Врач Дубан — мой лучший друг, и если я его убью, то буду раскаиваться, как раскаивался царь, когда убил сокола.
   — А как это было?— спросил визирь.
   — Слушай, я тебе расскажу,— сказал царь Юнан.— Один царь очень любил охотиться. Он приручил сокола, чтобы пускать его вдогонку за дичью, и этот сокол всегда сидел у него на руке. А на шее у царя висела чашка, и он поил из неё своего сокола, когда соколу хотелось пить.
   И вот однажды рано утром пришёл к царю главный сокольничий и говорит:
   «О царь, пора ехать на охоту».
   Царь велел своим приближённым выезжать и сам сел на коня и поехал впереди всех. Охотники ехали до самого полдня и наконец приехали в одно место, где водилось много газелей. Царь велел своим людям встать в круг и растянуть сеть, и вдруг в сеть попалась газель.
   «Всякого, кто упустит эту газель, я убью своими руками!»— закричал царь.
   И вдруг газель подошла к царю и встала перед ним на задние ноги, а передние сложила на груди и низко поклонилась царю. Царь так удивился, что нагнул голову и тоже поклонился газели, и вдруг газель перескочила через голову царя и убежала.
   «Лови её, лови!»— закричал царь и поднял голову и увидел, что все охотники переглядываются и смеются.
   «Чего вы смеётесь?»— спросил царь.
   И один из охотников выступил вперёд и сказал:
   «О царь, ты говорил, что убьёшь всякого, кто упустит газель, но ты сам упустил её».
   «Пусть я не буду царём,— закричал царь,— если я не поймаю эту газель! Ждите меня здесь и не двигайтесь».
   Он вскочил на коня и погнался за газелью и скакал до тех пор, пока не настиг её. Он спустил с руки своего сокола, и сокол ударил газель крыльями по голове и ослепил её. Тогда царь сошёл с коня и зарезал эту газель.
   А день был жаркий, и царю очень хотелось пить, и коню его тоже. Он осмотрелся и увидел, что находится на высокой горе, где нет ни одного ручейка. Прямо перед ним росло дерево, а с дерева капала вода, похожая на масло.
   Царь снял с шеи чашку и сошёл с коня и, набрав в чашку этой воды, поставил её перед конём. И вдруг сокол ударил по чашке крылом и расплескал воду.
   Царь подумал, что птица тоже хочет пить, и ещё раз набрал полную чашку воды. Он поставил её перед соколом, но сокол опять опрокинул чашку ударом крыла.
   «Скверная птица!— закричал царь.— Ты лишила воды и себя и моего коня».
   Снова наполнил он водой чашку и хотел выпить сам, но сокол вдруг закричал, захлопал крыльями и выбил чашку из рук царя. Царь очень рассердился, взмахнул мечом и отрубил соколу крылья. А сокол стал махать головой и показывать клювом на дерево. Царь поднял голову и увидел, что на верхушке дерева сидит змея и с дерева капает не вода, а змеиный яд. И вдруг сокол громко закричал, раскрыл клюв и умер. И царь пожалел, что убил сокола, который спас ему жизнь, и горько заплакал, но помочь горю было уже нельзя...
   Так и я буду раскаиваться, если послушаюсь тебя и убью врача Дубана, который вылечил меня от болезни. Уходи же с моих глаз, о визирь, и не давай мне больше таких советов.
   — О царь,— сказал визирь,— врач не сделал мне ничего
   дурного, и я советую тебе его убить только из жалости к тебе.
   Если ты доверишься этому врачу, он убьёт тебя и сядет вместо
   тебя на трон. Ведь он вылечил тебя чем-то, что ты взял в руки,
   и, может быть, он тебя убьёт чем-нибудь, что ты понюхаешь.
   Царь испугался — а вдруг это и правда так будет?— и сказал:
   — Ты прав, о визирь! Если врач вылечил меня палкой, которую я взял в руки, то он может меня убить чем-нибудь, что я понюхаю. Но как же мне с ним поступить?
   — Пошли за ним сейчас же,— сказал визирь,— и когда он придёт, отруби ему голову. Обмани его раньше, чем он тебя обманет.
   Ты правильно говоришь,— сказал царь и послал за врачом.
   Врач сейчас же пришёл, радостный и довольный, не зная, какая
   его ждёт беда.
   — Знаешь, зачем я тебя позвал?— спросил его царь Юнан.
   — Нет, не знаю. Никто не знает неизвестного,— ответил Ду
   бай.
   — Я позвал тебя, чтобы убить,— сказал царь. Врач Дубан горько заплакал и сказал царю Юнану:
   — Что же я тебе сделал и за что ты хочешь меня убить?
   — Мне говорили,— сказал царь Юнан,— что ты пришёл в
   моё царство для того, чтобы погубить меня. И вот я убью тебя
   раньше, чем ты меня убьёшь. Ты вылечил меня палкой, которую
   я взял в руку, и убьёшь меня чем-нибудь, что я понюхаю, или
   чем-нибудь другим.
   — Пощади меня, не убивай!— сказал врач Дубан. Но царь воскликнул:
   — Тебя непременно нужно убить!
   
   — О царь,— сказал один из приближённых,— подари мне жизнь этого врача и не убивай его. Он не сделал тебе ничего дурного и вылечил тебя от болезни, когда никто не мог тебя вылечить.
   — Этот врач пришёл, чтобы меня погубить. Так сказал мой визирь Махмуд Плешивый,— закричал царь.— Эй, палач, отруби ему голову!
   — Если уж ты решил меня убить,— сказал врач Дубан царю Юнану,— дай мне отсрочку до утра. Отпусти меня домой, и я подарю тебе все свои книги. А среди них есть такая книга, какой нет ни у одного царя.
   — Хорошо,— сказал царь.— Ступай домой, а завтра утром принеси мне книгу.
   Царь Юнан целую ночь ворочался с боку на бок и не мог заснуть, до того ему не терпелось увидеть книгу, которую обещал ему подарить врач. Едва рассвело, царь вскочил с постели и закричал:
   — Привести сюда врача Дубана!
   И врача привели под охраной двух стражников. В руках у него были книга и горшочек с порошком.
   — Давай сюда твою книгу!— закричал царь.
   — Подожди, о царь,— сказал врач,— потерпи ещё немного. Вели принести большое блюдо.
   — Эй, блюдо поскорей!— крикнул царь, и двое слуг бегом бросились из комнаты и принесли блюдо.
   Тогда врач Дубан высыпал на блюдо порошок из горшочка, разровнял его и сказал:
   О царь, возьми эту книгу, но не раскрывай её, пока мне не
   отрежут голову. А когда меня казнят, поставь мою голову на блю
   до и прикажи её натереть этим порошком. Потом раскрой книгу
   и спрашивай что хочешь. Моя голова ответит на все вопросы.
   Царь очень удивился и весь затрясся от любопытства. Он махнул рукой, и палач отрубил голову врачу Дубану. И когда голову поставили на блюдо, она вдруг открыла глаза и сказала:
   — О царь, раскрой книгу и переверни от начала десять лист
   ков.
   Царь раскрыл книгу и хотел перевернуть листок, но листки слиплись и пристали друг к другу. Царь послюнил палец и перевернул один листок, и другой, и третий, и когда царь Юнан дошёл до десятого листка, он вдруг зашатался и побледнел.
   — В этой книге — яд!— закричал царь.— Меня отравили!
   А голова врача Дубана пошевелила губами и сказала:
   — Я тебя вылечил, а ты меня убил. Я просил пощады, а ты
   не пощадил. Вот наказание за твою жестокость.
   И как только голова Дубана произнесла эти слова, царь сейчас же упал мёртвый...
   — Так и ты, о ифрит, хотел меня убить, хотя я оказал тебе услугу и вытащил тебя со дна моря. А теперь я опять сброшу тебя туда.
   — О рыбак,— закричал ифрит,— не делай этого! Если я был злодеем, то будь ты благодетелем. Обещаю тебе, что я тебе не сделаю зла и научу тебя, как разбогатеть.
   Долго упрашивал ифрит рыбака, и наконец рыбак согласился. Он открыл кувшин, дым пошёл вверх и опять превратился в ифри-та, и как только ифрит вышел из кувшина, он сейчас же пихнул кувшин ногой и сбросил в море. Тут рыбак до того испугался, что весь задрожал, но ифрит рассмеялся и сказал:
   — Иди за мной.
   И рыбак пошёл сзади ифрита, не веря, что спасся, и шёл до тех пор, пока они не вышли за город. Они поднялись на гору и спустились в широкую долину, и вдруг рыбак увидел перед собой пруд, которого никогда не видел раньше.
   — Посмотри на этот пруд,— сказал ифрит, и рыбак посмотрел и увидел, что в пруду много рыб разного цвета — белых, красных, голубых и жёлтых.
   — Что это за пруд и почему рыбы в нём разноцветные? — спросил рыбак.
   — О рыбак, закинь твою сеть,— сказал ифрит.
   И рыбак закинул сеть в пруд и вытащил её и вдруг видит — в сети четыре рыбы: белая, красная, голубая и жёлтая.
   О рыбак,— сказал ифрит,— снеси эту рыбу во дворец к ца
   рю, и царь даст тебе за неё столько денег, что тебе хватит на
   всю жизнь. Приходи сюда каждый день и лови рыбу, но закидывай
   сеть не больше чем три раза. А теперь — прощай и извини меня,
   если я тебя чем-нибудь обидел.
   Ифрит ударил ногой о землю, и земля под ним расступилась и поглотила его. А рыбак вернулся домой, положил рыбу в лоханку и понёс её к царю, как велел ему ифрит.
   Он пришёл во дворец и показал рыбу. Царь очень удивился: он никогда раньше не видел таких рыб.
   — О визирь,— сказал он,— отдай этих рыб новой стряпухе, которую мне недавно подарил царь румов. Пусть она их изжарит, и мы увидим, хорошо ли она стряпает.
   — Слушаю и повинуюсь,— сказал визирь и повёл рыбака на кухню. Он отдал рыбу стряпухе, и стряпуха, увидев этих рыб, тоже очень удивилась.
   — О девушка,— сказал визирь,— царь хочет испытать твоё искусство. Изжарь же этих рыб как следует.
   И потом визирь вернулся к царю, а царь велел ему заплатить рыбаку четыреста золотых динаров — по сто динаров за каждую рыбу. И рыбак положил деньги за пазуху и вернулся домой радостный и счастливый.
   А стряпуха вычистила рыбу, поставила сковороду на огонь и положила рыбу жариться. Когда рыба поджарилась с одной стороны, стряпуха хотела её перевернуть, но едва она дотронулась до рыбы, как стена кухни вдруг раздвинулась, и из неё вышла молодая женщина с зелёной веткой в руке. Она дотронулась веткой до рыбы, и рыба превратилась в уголь, а потом эта женщина ушла, и стена снова сдвинулась.
   Стряпуха до того испугалась, что упала на пол без памяти. А очнувшись, она увидела, что вся рыба сгорела.
   — Что теперь будет! — закричала стряпуха.— Царь хотел ме
   ня испытать, а я сожгла рыбу.— И она опять упала на пол без
   чувств.
   А тут как раз вошёл в кухню визирь.
   Он увидел, что стряпуха лежит на полу, и толкнул её ногой, и тогда она пришла в себя и рассказала ему всё, как было.
   — Это удивительное дело,— сказал визирь.
   Он сейчас же послал за рыбаком и, когда рыбака привели, закричал:
   — О рыбак, принеси мне ещё четыре такие же рыбы — белую,
   красную, голубую и жёлтую.
   Рыбак пошёл к пруду, закинул сеть и вытянул её и вдруг видит: в сеть опять попались четыре рыбы — белая, красная, голубая и
   жёлтая. Он принёс этих рыб визирю и получил за них четыреста динаров, а визирь пошёл на кухню и сказал стряпухе:
   — Возьми этих рыб и изжарь их при мне, чтобы я увидел, что
   будет.
   И девушка приготовила рыбу и бросила её на сковородку. И когда рыба поджарилась с одной стороны, стена кухни раздвинулась, и из неё вышла та же самая женщина с веткой в руке. Она дотронулась веткой до рыб, и все рыбы сгорели, а женщина перевернула сковородку и ушла, а стена снова сдвинулась.
   — Такое дело нельзя скрывать от царя!— закричал визирь.—
   Царь должен видеть это своими глазами.
   И визирь бегом побежал к царю, путаясь в полах халата, и рассказал ему обо всём, что он видел.
   — Ко мне рыбака, сию же минуту!— закричал царь, и когда
   рыбака привели, царь велел ему принести ещё четыре разноцвет
   ные рыбы и приставил к нему трёх стражников, чтобы рыбак не
   убежал.
   Рыбак в третий раз пошёл к пруду и принес ещё четыре такие же рыбы. Тогда царь сказал своему визирю:
   — Я сам изжарю их и посмотрю, что будет.
   Он засучил рукава, повязал себе вокруг пояса полотенце, взял в руки нож и вычистил рыбу. Потом он нагрел масло на сковороде и положил рыбу в масло, и вдруг масло поднялось и вспенилось, и от него пошёл густой дым. Царь так испугался, что выронил нож и присел на землю, и вдруг стена раздвинулась, и из неё опять вышла женщина. В правой руке у неё был меч, а в левой — две змеи. Змеи были покрыты такими иглами, как у ежа; изо рта у них шёл синий дым.
   Женщина закричала в лицо царю, и царь упал на спину от страха, а женщина сказала ему:
   — Посмотри на меня хорошенько и запомни моё лицо. Если ты
   ещё раз будешь ловить мою рыбу, я превращу твой город в море
   и всех твоих воинов в рыб.
   Потом она опять закричала на царя, и царь лишился чувств, а когда он очнулся, то он не увидел ни рыбы, ни сковороды, ни женщины, и стена кухни сдвинулась, как раньше.
   Царь выбежал из кухни и закричал своему визирю:
   — Приведи сюда рыбака, да поскорее!
   Стражники побежали за рыбаком и привели его, а рыбак дрожал от страха и не рад был, что принёс царю разноцветных рыб.
   — Эй, рыбак, откуда эти рыбы?— спросил его царь.
   — Из пруда в долине между четырёх гор,— отвечал рыбак.
   — А сколько дней пути до этого пруда?
   — Пути полчаса, о владыка, наш царь.
   И царь удивился: он не знал, что так близко от его города есть пруд с разноцветными рыбами. Он велел своим приближённым садиться на коней и сам сел на коня, и они поехали. А рыбак шёл впереди и показывал дорогу, ожидая для себя какой-нибудь беды.
   Они поднялись на гору и спустились в широкую долину. Посредине долины был большой пруд, а в пруду плавали разноцветные рыбы: белые, красные, голубые и жёлтые.
   — Знал ли кто-нибудь из вас раньше про этот пруд?—
   спросил царь своих приближённых.
   И все, кто был с царём, ответили:
   — Нет.
   — Я не войду в мой город и не сяду на трон, пока не узнаю правду про этот пруд и про разноцветных рыб!— воскликнул царь.
   Он подозвал своего визиря и сказал ему:
   — О визирь, я задумал одно дело. Я уйду сегодня ночью
   один и узнаю, что это за пруд и почему рыбы в нём разно
   цветные. А ты садись у входа в мою палатку и говори всякому,
   кто будет меня спрашивать: «Царь нездоров и приказал мне
   никого не впускать к нему».
   Потом царь переменил одежду, опоясался мечом и пошёл. Он шёл всю ночь и весь день и вторую ночь до утра, и вдруг он увидел вдали что-то чёрное.
   Царь обрадовался и воскликнул:
   — Может быть, я встречу кого-нибудь, кто расскажет мне
   об этом пруде и о рыбах!
   Он подошёл ближе и увидел дворец, выстроенный из чёрного камня и блестящего железа. Царь тихонько постучался в ворота, но никто не открыл ему. Он постучался второй раз и третий, но не услышал ответа, и тогда царь что было силы ударил рукой в ворота, но никто не ответил ему.
   «Во дворце, верно, никого нет»,— подумал царь. Он толкнул ворота, и вдруг они открылись. Царь прошёл через двор и вошёл во дворец, но не увидел ни одного человека.
   — О жители дворца,— крикнул тогда царь,— я чужестра
   нец и путешественник! Нет ли у вас чего-нибудь поесть?
   Никто не откликнулся на слова царя, и царь удивился и опечалился. Он сел на скамью около двери и вдруг услышал чьи-то стоны и рыдания. Царь прислушался и пошёл в ту сторону, откуда доносились стоны. Скоро он пришёл в большую комнату; посредине этой комнаты стоял высокий трон, а на троне сидел красивый юноша в шёлковом халате и горько плакал. Царь обрадовался и сказал:
   Мир тебе, о юноша! Как хорошо, что я тебя увидел! Ска
   жи мне, почему ты плачешь и что это за дворец? Отчего
   ты сидишь один и у тебя нет приближённых?
   Юноша ничего не отвечал царю и продолжал плакать и стонать.
   Царь рассердился и сказал:
   — О юноша, почему ты не встаёшь передо мной и не отве
   чаешь на моё приветствие? Разве ты не знаешь, что я царь
   этой страны?
   Тут юноша заплакал ещё сильнее и сказал:
   — О владыка, наш царь, если бы ты знал, что со мной
   случилось, ты бы не гневался на меня.
   Он приподнял полу своего халата, и царь увидел, что снизу до пояса он каменный, а от пояса до волос на голове он человек. Царь громко вскрикнул от ужаса и сказал:
   — Я хотел узнать правду об этом дворце и о рыбах, а теперь приходится спрашивать и о них и о тебе. Расскажи мне скорей, кто совершил такое злодеяние?
   — Слушай меня внимательно,— сказал юноша.— Со мной случилась удивительная история.
   Знай, что мой отец был царём этой страны и звали его Махмуд, царь Чёрных островов. Он процарствовал семьдесят лет и умер, и я стал царём после него. А у меня была жена, и я очень её любил. И вот однажды вечером она велела затопить баню и пошла мыться, а я лежал на подушках и ждал её. Вдруг я услышал из соседней комнаты голоса двух её невольниц, которые разговаривали между собой.
   «Бедный наш господин!— сказала одна из них.— Он думает, что наша госпожа его любит. А она каждый вечер подсыпает ему в вино сонный порошок и, когда он заснёт, уходит. Утром она даёт ему что-то понюхать, и он просыпается. Скоро она совсем убьёт его и станет вместо него царицей. Смотри только никому не говори то, что я тебе сказала. Вот идёт наша госпожа».
   И правда, моя жена вошла в комнату и велела невольницам подавать ужин. Я так испугался, когда услышал слова невольницы, что ничего не сказал жене. После ужина она велела подать питьё, которое я пил на ночь, и налила его в мой кубок, но я только притворился, что пью, а сам вылил питьё за пазуху и сейчас же захрапел, как храпит спящий. И моя жена надела своё лучшее платье, повязала вокруг пояса меч и сказала:
   «Спи всю ночь и не просыпайся. Недолго тебе осталось жить. Скоро я убью тебя и сама стану царицей».
   Потом она вышла из комнаты, и я поднялся и пошёл за ней следом. Она дошла до городских ворот и произнесла какие-то
   слова, которых я не понял, и вдруг замки упали с ворот, и ворота раскрылись. Моя жена вышла за ворота (а я всё шёл за ней) и подошла к какой-то хижине, построенной из глины. Она вошла в эту хижину, а я забрался на крышу и посмотрел сверху вниз, и вдруг я увидел, что посреди хижины лежит негр, у которого одна губа как одеяло, а другая — как башмак, и он подбирает ею песок с земли. Я посмотрел на него хорошенько и узнал его. Это был страшный колдун, по имени Абуль-Асвад. Он затаил злобу на моего отца за то, что тот выгнал его из города, и поклялся, что погубит меня. Этот колдун был болен проказой и не выходил из своей хижины.
   Когда моя жена подошла к нему, он закричал на неё:
   «О негодная, почему ты опоздала? Я уже давно жду тебя, чтобы сговориться, когда мы убьём твоего мужа и завладеем его царством, а ты всё не идёшь!»
   «О господин мой,— сказала моя жена,— я, право, не виновата. Будь на то моя воля, не взошло бы ещё солнце, как его город лежал бы в развалинах. Но ты ведь знаешь, что время ещё не настало».
   «О проклятая!— закричал колдун.— Если ты завтра же не убьёшь своего мужа, я перестану учить тебя колдовству. Ты играешь со мной всякие шутки и обманываешь меня».
   Когда я услышал эти слова, о царь, у меня потемнело в глазах от гнева и я перестал сознавать, что делаю. Я спустился с крыши, вошёл в хижину, схватил меч, который моя жена принесла с собой, и ударил негра по шее. Негр страшно захрипел, и я решил, что убил его. Я бросил меч, вернулся во дворец и лёг в постель, а утром пришла моя жена и ничего не сказала мне. И я тоже ничего не сказал ей, так как боялся её.
   А через несколько дней она обрезала волосы и надела одежды печали.
   «Что с тобой случилось?»— спросил я её.
   «О господин мой,— отвечала мне жена,— я узнала, что моя матушка скончалась, что отец мой убит на войне, а из двух моих братьев одного ужалила змея, а другой свалился в пропасть. Позволь мне построить в нашем дворце гробницу и перенести в неё их тела. Я буду плакать над ними и печалиться о них».
   «Делай, как тебе вздумается»,— сказал я.
   И моя жена построила посредине дворца гробницу с куполом и сидела там днём и ночью.
   А я боялся её и не говорил ей ни слова про колдуна, про то, что я слышал в ту ночь.
   Но однажды я не вытерпел и вошёл в гробницу, где сидела моя жена, и услышал, как она плачет и говорит:
   «О господин мой, скажи мне хоть словечко! Скоро ли ты поправишься и мы с тобой убьём моего мужа и будем царствовать в его городе?»
   Тут я подбежал к гробнице и заглянул в неё и увидел негра, который лежал весь обвязанный и тихо стонал. Я замахнулся на него мечом и хотел его прикончить, но моя жена схватила меня за руку и крикнула:
   «Ты уже один раз чуть не убил моего друга и разрубил ему горло так, что он теперь лежит, как мёртвый, и не может говорить, но тебе мало этого. Я хотела тебя пощадить, но теперь нет тебе пощады. Ты будешь ни живой ни мёртвый, пока не кончится срок твоей жизни».
   «Да, негодная, это я ударил колдуна мечом, и сейчас я убью его и тебя с ним вместе!»— закричал я и замахнулся на мою жену мечом. И вдруг она произнесла какие-то слова, которых я не понял, и сказала:
   «Стань по моему колдовству наполовину камнем и наполовину человеком».
   И я тотчас же стал таким, как ты видишь, о царь, и не могу подняться с места, и я ни мёртвый, ни живой. И когда я сделался таким, она заколдовала мой город и все его рынки и сады и превратила город в пруд, острова — в горы. А жителей города она превратила в разноцветных рыб.
   И, кроме того, она каждый день меня бьёт, сто раз ударяет меня бичом, а после этого она надевает на меня одежду из конского волоса и поверх неё шёлковый халат.
   — О юноша,— сказал царь,— ты объяснил мне тайну этого пруда и разноцветных рыб и рассеял мою заботу. Но мне жалко тебя, и я хочу тебе помочь. Где лежит негр и где эта женщина?
   — Негр лежит больной в своей гробнице, и женщина скоро придёт к нему,— ответил юноша.
   Царь тотчас пошёл к гробнице, в которой лежал негр. Он подкрался к нему, взмахнул мечом и убил его, а потом взвалил его тело на плечи и бросил в колодец. Затем царь вернулся к гробнице и лёг туда вместо негра. Он закрылся его покрывалами и стал ждать, когда придёт женщина — жена юноши. Скоро она пришла, и в руках у неё была чашка с лекарством. Она наклонилась над постелью негра и сказала:
   — О господин мой, протяни мне руку и скажи хоть словечко,
   чтобы я знала, что ты поправляешься.
   Тут царь зашевелился и сказал слабым голосом на языке негров:
   — Ах, ах, мне, кажется, стало лучше.
   Услышав его слова, женщина вскрикнула от радости и сказала:
   — О господин мой, это правда? Поговори со мной!
   И царь сказал заплетающимся языком:
   — О проклятая, разве ты заслуживаешь, чтобы с тобой говорили? Ты каждый день бьёшь своего мужа, и он кричит и не даёт мне спать. Если бы не это, я бы давно поправился.
   — Если ты хочешь, я расколдую его,— сказала женщина.
   — Освободи его и дай мне отдых,— ответил ей царь.
   И женщина пришла к юноше, взяла в руки чашку с водой и проговорила над ней что-то, и вода в чашке забулькала и стала кипеть, как кипит вода в котле на огне.
   Потом женщина обрызгала юношу этой водой и сказала:
   — Если ты стал таким по моему колдовству, превратись
   опять в человека.
   И вдруг юноша встряхнулся и встал на ноги и опять стал человеком, как прежде, а женщина вернулась к гробнице и сказала:
   — О господин, я исполнила то, что ты мне приказал.
   — О несчастная,— сказал царь,— ты сделала только половину дела. Каждый раз, когда наступает полночь, рыбы поднимают головы из пруда и проклинают нас с тобой. Вот почему я не могу поправиться. Иди скорей, сними с них колдовство, а потом приходи ко мне.
   — Слушаю и повинуюсь, о господин мой,— сказала женщина. Она взяла из пруда немного воды и поколдовала над нею, а потом опять вылила её в пруд, и сейчас же рыбы запрыгали и подняли головы и превратились в людей, а горы превратились в острова, как прежде. И торговцы опять начали торговать, и все люди принялись за свои дела, и город стал таким же, как был раньше.
   А колдунья вернулась к царю и сказала:
   — О господин, я исполнила твою волю. Встань же теперь, если ты здоров, и выйди из этой могилы.
   — Подойди ко мне ближе и дай мне руку,— сказал царь слабым голосом.
   И как только женщина подала ему руку, он ударил её мечом и убил. А потом он вышел из могилы и увидел заколдованного юношу, который стоял и ждал его.
   — О юноша,— сказал царь,— ты останешься жить в своём городе или пойдёшь со мной, в мой город?
   — А знаешь ли ты, сколько дней пути отсюда до твоего города?— спросил юноша.
   — Два с половиной дня,— ответил царь.
   — О царь,— воскликнул юноша,— если ты сядешь на хорошего
   коня и поскачешь как можно быстрей, то доедешь до твоего города через год! Ты пришёл сюда в два с половиной дня только потому, что город был заколдован. Но я не покину тебя и поеду с тобой.
   — Ты будешь моим сыном и наследником моего царства,—
   сказал царь.— Собирайся же скорее в путь.
   И они поехали, и ехали целый год, днём и ночью. И когда они вернулись в город царя, царь сел на свой трон и сказал:
   — Позвать ко мне рыбака, который принёс разноцветных
   рыб.
   Послали за рыбаком, и скоро он пришёл, и царь рассказал ему обо всём, что с ним случилось. Рыбак очень опечалился, услышав его рассказ, и сказал:
   — Значит, мне уже не придётся носить тебе рыбу?
   — Нет, не придётся,— сказал царь.— Но не горюй. Я дам тебе столько золота, что тебе хватит до конца жизни.
   И он приказал своему визирю щедро наградить рыбака, и рыбак ушёл домой счастливый и довольный.