Сказка а не сайт

Федор Набилкин и настоящие богатыри

Жил в одной деревне бобыль Федор Набилкин. Был он силою слабоват, да зато умом наделен.
Захотелось ему сделаться богатырем. “И чем я не богатырь? — думает Федор Набилкин.— Почему это только сильные могут быть богатырями?”
Сделал он себе полотняный шатер, седло, взял косу вместо меча, сел на свою квелую лошаденку и тронулся в путь-дорогу.
Ехал, ехал и доехал до большого города. Видит — стоит у дороги столб, а на нем разные висят объявления. Вынул он поскорей из кармана карандаш и написал свою записку, что в таком-то году да в таком-то, мол, месяце, такого-то числа проезжал через этот город могучий богатырь Федор Набилкин — сзади его не догонять, спереди не встречать, а издали остановиться, шапку снять да поклониться!
Прибил к столбу объявление, а сам дальше поехал.
А тем временем едет вскоре по той же дороге настоящий богатырь Дубовик. Прочитал он объявление, дивуется: и что это за новый богатырь объявился? Как бы на него хоть глянуть: сзади догонять не велено, спереди встречать не дозволено... Придется издали поклониться!
Дубовик дал три версты крюку, заехал наперед, шапку снял и кричит:
— Добрый день, могучий богатырь Федор Набилкин! Хочу твоим младшим товарищем стать. Как велишь мне ехать, позади тебя или спереди?
— Позади,— говорит Федор Набилкин.
Вернулся богатырь назад и поехал за ним следом.
Приехали на широкий зеленый луг. Федор Набилкин пустил клячонку свою пастись, а сам раскинул шатер и спать завалился.
И Дубовик раскинул шатер свой вдали.
Наутро встал Дубовик, начал меч точить на большом бруске. А Федор Набилкин увидел это и давай свою косу на камне натачивать. Меч точится тихо: ших-ших, а коса — дзинь-дзинь о камень!
Дубовик думает с завистью: “Ну и меч же у этого богатыря! Звенит — не то, что мой”.
Простояли они на лугу два дня, а на третий говорит Дубовик Федору Набилкину:
— Живет тут недалече трехглавый змей — Смок. Вызывает он к себе кого-нибудь из богатырей на бой. Ты ли сам поедешь, или меня пошлешь?
— Эт,— плюнул Федор Набилкин,— стану я еще о такую мелюзгу руки марать! Езжай ты!
Ну, богатырь собрался да и поехал. А Федор Набилкин спать улегся.
Подъезжает Дубовик к Смоку.
— Ты кто? — спрашивает Смок.— Не сам ли Федор Набилкин? Слыхал, слыхал про тебя. Говорят, объявление даже висит, что новый-де могучий богатырь в этом царстве завелся.
Видит Дубовик; Смок сильно боится нового богатыря Федора Набилкина. Вот и говорит он ему:
— Да, я самый и есть Федор Набилкин.
— Ну что ж, Федор Набилкин, будем биться или мириться?
— Нет, нечистая сила, не для того ехал сюда сам Федор Набилкин, чтоб мириться, а для того, чтобы биться!
Выхватил богатырь Дубовик свой острый меч и отрубил Смоку все три головы. Две головы в болото втоптал, а третью на меч насадил и везет напоказ своему старшему товарищу Федору Набил-кину. Приехал и спрашивает его:
— Куда велишь змееву голову девать?
— Брось в кусты! — махнул рукою Федор Набилкин.
А проезжал на ту пору мимо того города богатырь Горовик. Увидел он объявление и удивился: ага, вот бы с кем встретиться! Поехал он по следам и приехал на широкий зеленый луг. Поклонился издали Федору Набилкину и говорит:
— А не примешь ли меня, могучий богатырь Федор Набилкин, в товарищи?
— Ладно. Ставь свой шатер. Раскинул свой шатер и Горовик. Наутро говорит Горовик Набилкину:
— Объявился в нашем краю поганый Смок с шестью головами. Так вот, ты ли сам поедешь с ним биться, или меня пошлешь?
— Ат, — плюнул Федор Набилкин, — стану я о такую мелочь руки марать! Езжай ты!
Поехал Горовик, отрубил Смоку все шесть голов, а одну напоказ привез.
— Куда велишь змееву голову девать? — спрашивает он Федора Набилкина.
— Брось эту дрянь в кусты!
И пошла кругом слава о богатыре Федоре Набилкине.
Дошел слух о нем и до девятиглавого Смока.
Вызывает он Федора Набилкина на бой. Хотел было Федор Набилкин послать и на этот раз одного из своих младших товарищей, да те наотрез отказались.
— Мы уже,—говорят,—ездили, теперь твой черед, да и Смок по твоей силе попался: нам с ним никак не справиться.
Ну, ничего на поделаешь — надо ехать. Да и гоже ли такому могучему богатырю свою честь терять?
Собрался Набилкин, сел на свою клячу и поехал.
А Смок ждал, ждал Федора Набилкина, не дождался — сам к нему вышел навстречу. Повстречались они на полпути. Как увидел Федор Набилкин перед собою девятиглавое чудище, испугался и скорей назад ходу! А Смок за ним.
Сбился Федор Набилкин с проезжей дороги, попал на неезженую. А дорога та вела в болото, в трясину. Летел он, летел по глухой дороге да и попал прямо в трясину. А Смок не разглядел и тоже туда бухнулся — одни только головы торчат.
Федор Набилкин был легок, сразу выскочил, а Смок засел в болоте, как пень.
Осмотрелся Федор Набилкин — и здорово же увяз Смок, даже не двинется. Увидел он Смоков меч, поднял его кое-как и давай рубить головы страшилищу. Отрубил все девять голов, тяжелый меч в болото втоптал, а сам назад пешком двинулся: кобылку никак из трясины вытащить не мог.
Приходит на луг, кричит богатырям:
— Гей, молодцы! Ступайте немедля в болото-трясину да приведите моего коня богатырского. Я там с поганым Смоком воевал, все девять голов ему отрубил.
Пошли богатыри к болоту-трясине, видят — и правда, валяются в болоте все девять змеевых голов!
— Вот так силач! — говорят.— Прямо диво: втоптал поганого Смока в трясину да все девять голов ему отрубил! А чем? И глядеть-то не на что: не меч, а коса какая-то да и все!
Взял Горовик клячу под мышку и принес ее хозяину.
Еще большая слава пошла про могучего богатыря Федора Набилкина. Услыхал о нем сам царь Храпун. Захотелось ему иметь при себе такого славного богатыря, что девятиглавого Смока одолел. Послал ему приглашение.
Явился Федор Набилкин во дворец. Царь ве-лел сшить ему дорогую одежду, дал во дворце лучшую комнату, слуг и повара к нему приставил.
Живет Федор Набилкин припеваючи.
Прошел год, второй, а на третий выступил против царя Храпуна злой и грозный соседний царь Хапун.
Собрал он такое войско, что глазом не окинуть и не счесть его. Стал он с войском у столицы царя Храпуна и посылает ему объявить: вызываю тебя на бой!
Испугался царь Храпун, спрашивает у Федора Набилкина:
— Что делать? Одолеет меня царь Хапун...
— Не одолеет! — говорит Федор Набилкин.— Не волнуйся, батюшка, а ступай спать, я сам буду воевать.
Царь сладко зевнул и завалился спать, а Федор Набилкин велел всем портным, сапожникам, плотникам да столярам явиться в столицу, каждому со своим инструментом.
И все мастера со всего царства явились в столицу — плотники с топорами, портные с иглами, столяры с пилами, сапожники с шилами...
Вышел Федор Набилкин и говорит:
— За три дня сделайте мне семь полков деревянного войска!
— Ладно,— говорят мастера.— Сделаем! И принялись за работу.
Когда войско было готово, Федор Набилкин приказал:
— Выставить деревянное войско за городом! Так и сделали. А настоящее войско Федор Набилкин укрыл в кустах.
Просыпается утром царь Хапун, глядь — стоит против него семь полков войска царя Храпуна. Значит, пора войну начинать.
Целый день стреляли солдаты царя Хапуна в солдат царя Храпуна. Весь порох спалили, все патроны расстреляли, а никого не убили.
Дивится царь Хапун: не заколдованное ли войско выставил царь Храпун?
Тем временем Федор Набилкин дал приказ пустить в работу настоящее войско.
Выбежали его солдаты из-за кустов и давай стрелять в войско царя Хапуна. Стреляли, стреляли — все войско перебили, а самого Хапуна полонили и к царю Храпуну привели.
Разбудил его Федор Набилкин и говорит:
— Что прикажешь, батюшка, с пленным сделать?
Протер царь глаза, видит — стоит перед ним связанный Хапун.
Обрадовался царь, расхрабрился.
— В пушку его,— говорит,— зарядить да выстрелить в ту сторону, откуда пришел.
Так и сделали. Поехал царь за город, посмотрел — все вражье войско полегло, а его солдаты живы-здоровы.
— Как это тебе удалось? — спрашивает царь Федора Набилкина.— Ведь у Хапуна ж силы-то втрое больше было...
— Я,— говорит Федор Набилкин,— воюю не силой, а умом.
Поставил тогда царь Храпун Федора Набилкина самым главным начальником над своим войском, а сам спать пошел.
Спал он теперь спокойно: ведь никто из соседних царей и не думал идти на него войной.