Сказка а не сайт

Дочь людоеда

ЖИЛ-БЫЛ на свете король, у которого было два сына — один добрый, а другой злой. Добрый был наследником престола и после смерти отца должен был стать королем. Не нравилось это злому брату, и задумал он отделаться от брата доброго, чтобы самому стать со временем королем. Вот как-то раз и говорит он:
   — Поедем на охоту?
   Поехали. Заехали в глубь леса, и когда свита, сопровождавшая принцев, далеко от них отстала, вытащил злой брат шпагу, вонзил ее доброму брату в спину. Вообразил, что убил его, и вернулся во дворец как ни в чем не бывало...
   Спрашивает его отец:
   — А где же твой брат?
   — Ах, ваше величество, такое несчастье случилось! Брата дикие звери съели.
   Заплакал бедный отец горькими слезами, заболел с горя и спустя немного времени умер.
   Между тем королевич, которого брат только тяжело ранил, пришел в себя, принялся стонать и звать на помощь.
   — Люди добрые, помогите... Помогите!
   Слышит бедняга, что приближается к нему какой-то шум, стал звать еще громче:
   — Помогите! Помогите!
   Хрустит, шелестит что-то в траве, ломает сучья. Просунулись две мохнатые руки с большими когтями на пальцах, подняли королевича на воздух, точно вязанку хвороста, и шершавый язык стал лизать кровь у него на спине.
   — Вот вкусно! —слышит королевич.—Вот вкусно! Замер дух у него от этого глухого голоса, думает:
   — Горе мне, бедному, попал я в руки людоеду!
   Так оно действительно и было. Людоед взял его себе под
   мышку, словно узелок, и направился в свою пещеру. От времени до времени людоед останавливался и слизывал кровь с его ран, приговаривая:
   — Вот вкусно! Ах, как вкусно!
   Высокий, толстый великан делал такие широкие и свободные прыжки, что никакому ветру его бы не догнать, и в несколько минут оказался у дверей своего жилища. Постучался.
   — Эй, дочка, отворяй! Я тебе хорошую штучку приволок!
   А королевич, пока его людоед нес, потерял сознание и казался совершенно мертвым. Увидела его людоедова дочка окровавленного и пожалела юношу.
   — Что ж тут хорошего, батюшка? —говорит.—Разве вы не
   видите, что он уже умер? Я его лучше на кладбище выброшу!
   Полизал людоед в последний раз крови королевича и сказал дочери:
   — Пожалуй, ты права, он умер. Ну что ж, выброси труп на
   кладбище, а я опять отправлюсь на поиски.
   Только людоед ушел, дочка его побежала к шкафу, где хранилась баночка с мазью, исцеляющей раны, и натерла ею королевича.
   Открыл он глаза, точно пробуждаясь после долгого сна, и спрашивает:
   — Кто вы, прекрасная девица?
   — Я людоедова дочка. Только вы меня не бойтесь. А вы кто?
   — Королевич.
   И рассказав ей о предательском поступке брата, прибавил:
   — Позвольте мне уйти, а то батюшка мой, должно быть, сильно обо мне беспокоится.
   — Между вами и отцом вашим лежат горы и леса, вы до него не дойдете. Если же с вами встретится мой отец, он вас в два глотка скушает. Чтобы не заблудиться, необходимо владеть его кольцом, но он постоянно носит это кольцо на пальце. Я постараюсь снять у него кольцо с пальца во время сна, если вы мне поможете.
   — А после этого он меня съест?
   — Я вас с собой уведу, и мы поженимся.
   В это время послышался крик людоеда: охота была неудачной, и он возвращался сильно не в духе.
   — Ухи-и, ухи-и!
   — Вот и отец! Войдите поскорее в эту пещерку, тут и поесть, и попить приготовлено, и вязанка соломы есть, чтобы выспаться. Сидите смирно до позднего вечера... а то мой отец вас съест.
   Только людоед порог переступил, стал воздух нюхать.
   — Ух,—говорит,—как вкусно человечьим мясом пахнет!
   — Это вам только так кажется,—убеждает его дочка,—вы
   просто очень устали. Покушайте хорошенько да ложитесь спать-
   Слопал людоед со странным ворчанием половину жареного
   быка, улегся в постель и просит дочку:
   — Почеши-ка мне голову!
    
   Он уснуть не мог, если дочка ему голову не почешет. А дочка одной рукой голову ему чешет, а другой потихоньку кольцо с пальца стащить старается.
   — Ты что это, дочка, делаешь,—прорычал в полусне лю
   доед.
   Дочка испугалась, отдернула руку и уже не смела в этот день еще раз пытаться снять кольцо.
   Под вечер людоед стал готовиться идти на охоту и сам все принюхивается, глазами ворочает, слюнки у него текут, кричит:
   — Ух как вкусно человечьим мясом пахнет.
   А дочка его уговаривает:
   — Это вам только так кажется, батюшка! Ну, счастливого
   вам пути и доброго возвращения.
   Захлопнул людоед двери за собою и в один миг очутился за целую милю от дома, только слышно, кричит:
   — Ухи-и, ухи-и...
   Вызвала людоедова дочка королевича из пещерки, говорит ему:
   — Пробовала я снять кольцо, не удалось мне... Попробую снова завтра.
   — Позвольте мне,—просит королевич,—пока отца вашего дома нет, осмотреть ваше жилище?
   — Поклянитесь мне сначала, что вы на мне женитесь и что мы вместе отсюда уйдем?
   — Клянусь!
   Открыла людоедова дочка перед королевичем одну дверь — он только рот разинул от удивления, увидев комнату, разукрашенную золотом и драгоценными каменьями, с мебелью из мрамора и дорогого дерева. Одно его смущало: по полу там и сям лежали обглоданные, со следами крови кости.
   — Это что же за кости? —спрашивает королевич.
   — А вы не обращайте внимания, это так себе! — отвечает людоедова дочка.
   И открывает следующую дверь. Еще больше прежнего удивился королевич: стены этой комнаты были из чистого серебра, блестевшего, как зеркало, карнизы из золота и жемчуга, повсюду стояла великолепная мебель, висели занавеси из вышитого золотом шелка, обшитого золотой бахромой. И опять то тут, то там на полу валялись обглоданные кости.
   — А что это за кости? —опять спрашивает королевич.
   — Да вы не обращайте внимания! —снова просит его людоедова дочка. И идет дальше.
   Понял королевич, что кости были человеческие, что это были остатки бедных жертв, пожранных людоедом, и почувствовал, как у него кровь в жилах стынет при одной мысли, что, может быть, и дочка вместе с батюшкой кушала...
   — А тут что такое? —спрашивает королевич, указывая на
   стальную дверь, запертую очень хитрым замком и с двумя брон
   зовыми чудовищами по правую и по левую сторону.
    В этой комнате хранится клад. Но войти в нее нельзя, не
   имея на руке того кольца, которое носит мой отец,- без него бу
   дешь заживо съеден вот этими двумя чудовищами.
   В ту же минуту издали послышался крик людоеда:
   — Ухи-и! Ухи-и!
   — Скорее спрячьтесь в пещеру и не дышите до вечера!..
   Только-только успел королевич спрятаться, а уж людоед
   стучится в двери.
   — Ну-ка, дочка, отворяй, я тебе хорошую штучку приволок!
   Сперва королевич слышал вопли и плач да щелканье челюстей, потом одно чавканье... А затем услышал, как дочка говорит людоеду:
   — Вы устали. Ложитесь спать.
   Потом слышно было, как людоед раздевался и просил:
   — Почеши мне голову, дочка!
   «Теперь она снимет у него с пальца кольцо»,-подумал королевич.
   И действительно, на следующий день, когда людоед снова отправился на охоту, девушка позвала королевича:
   — Королевич, вот вам кольцо! Мой отец, бедняга, теперь
   в лесу заблудится. Из любви к вам я стала предательницей.
   Пошли они в комнату, где лежали сокровища, набрали себе золота и бриллиантов и ушли. Кольцо надела себе на палец лю-доедова дочка.
   Идя по лесу, они слышали издали крик:
   — Ухи-и! Ухи-и!
   — Это отец не может найти домой дороги! — сказала, заплакав, людоедова дочка.—Из любви к вам я предала своего бедного отца!
   Посмотрел на нее королевич и видит, что губы у нее в крови, спрашивает ее:
   — Вы что вчера с отцом вместе кушали?
   — Ягнят да козлят... Не успела вот даже губы себе вытереть!
   В первом же городе, куда они пришли, королевич сдержал
   свое слово - обвенчался с людоедовой дочкой. Здесь же он узнал, что отец его тем временем умер, а брат-предатель стал королем. Что ему было делать? Остался наш королевич мирно жить в этом городе на деньги, полученные за сокровища людоеда.
   Сядут, бывало, за стол королевич с людоедовой дочкой, а жена ничего не ест, только разве чуть притронется к еде. Спрашивает ее муж:
   — Ты что не кушаешь?
   — Не хочется.
   — Что ж ты, воздухом питаешься?
   — Не обращай, пожалуйста, внимания!
   Хорошо. Только раз как-то ночью проснулся королевич, а жены нет. Пошел искать ее по всему дому и не нашел. Крепко задумался королевич. На заре, видит, возвращается его жена домой. Спрашивает ее:
    
   
   — Ты где была?
   — Ходила подышать свежим воздухом. Посмотрел ей в лицо, видит, что губы у нее в крови.
   — А ты что ела?
   — Ягнят да курят. Даже губы себе вытереть не успела! Так на этот раз дело и сошло с рук.
   Живут они поживают, а жена все мужа своего против брата-короля настраивает, говорит ему:
   — Вот, будь ты королем, и я была бы королевою!
   — Тебе живется лучше, чем королеве,—отвечает ей муж.—Чего тебе не хватает?
   — А все-таки, будь ты королем, я была бы королевою! Тебе надо пойти и убить своего брата, как он пытался убить тебя.
   — А если мне это не удастся?
   — С помощью кольца тебе все удастся! Ты должен отомстить ему. Если ты будешь королем, я стану королевою.
   Сегодня да завтра пристает к нему жена, и стал королевич серьезно подумывать о мести брату. Только любовь к детям удерживала его,—у него их к этому времени уже пятеро было, да шестого они с женой ждали. Если погибнет он, отец, что станется с ними?
   Родился у них еще ребенок, мальчик, и стало у них шестеро детей: три сына и три дочери.
   Снова однажды проснулся ночью королевич и увидел, что жены его нету. Пошел искать ее по всему дому и нигде не нашел. Задумался еще путце прежнего королевич, ждет. На заре вернулась домой жена. Спрашивает он ее:
   — Ты где была?
   — Ходила подышать свежим воздухом.
   Посмотрел ей в лицо, а у нее губы опять в крови. Говорит ей:
   — А ты что опять ела?
   — Козлят да ягнят...
   На этот раз не поверил жене королевич и пришел в ужас от одной мысли о том, что могла есть его супруга. Думает про себя бедняга:
   — Недаром она людоедова дочка!
   Закипело у него сердце ненавистью к брату и желанием отомстить ему:
   — Если бы не его предательство, не был бы я женат на доче
   ри людоеда!
   Сильнее всего ненавидел он брата, когда вспоминал о вымазанных кровью губах своей жены —кто знает, может быть, кровь-то была человеческая? Вот ужас!
   В один прекрасный день говорит он жене:
   — Я пойду с детьми погулять.
   Взял на руки самого маленького, который еще от груди отнят не был и только что покушал, и ушел вместе со всеми детьми из города.
   Шел-шел весь день. Ночь настала, а он в это время проходил по пустынной долине, кругом ни души живой и никакого жилья не видать.
   — Ах, брат-предатель! —воскликнул королевич.—Вот до че
   го ты меня довел! Нет, я тебя убью...
   Уложил детей своих спать на голой земле, а сам уселся около, чтобы сторожить их сон.
   Вдруг видит, вспыхнули перед ним в темноте два горящих глаза и тихо-тихо подкрадывается к спящим какой-то зверь. Оледенела у него кровь в жилах от страха, даже шпагу выхватить сил не хватило, слышит бормотанье:
   — Ах, как вкусно детским мясом пахнет!
   Показалось ему, что голос знакомый, но узнать его сразу он не смог. Бросился на зверя с горящими глазами, потому что тот уже принялся грызть его детей. Вонзил шпагу в его тело и слышит крик:
   — Ай, ай! Умираю...
   Смотрит, а перед ним лежит его жена! Хотела собственных детей съесть, злодейка! Недаром же она была людоедовой дочкой.
   Рвет на себе волосы в отчаянии королевич, плачет: с одной стороны лежит его жена убитая, с другой — истерзанные, окровавленные дети, а как помочь им всем, он не знает:
   — Ах, брат-предатель, до чего ты меня довел! —кричит королевич и вдруг слышит:
   — Что с тобой? О чем ты плачешь?
   Поднял голову — видит, стоит перед ним чудесная красавица в белом платье с золотой палочкой в руке.
   — Ах, сударыня, помогите мне! Видите —мои детки... мои детки...
   — Я могу тебе помочь, но с одним условием.
   — Приказывайте! Я на все согласен.
   — Выслушай меня хорошенько. Я знаю о предательстве твоего брата, знаю историю с людоедом, о твоем бегстве с людоедовой дочерью — словом, все. Но если ты хочешь, чтобы я тебе помогла, то прежде всего должен простить своему брату...
   — Этому негодяю? Никогда!
   Омрачилось лицо красавицы, повернулась она и пошла.
   — Остановитесь! Прощаю, прощаю! —закричал короле
   вич.—Ради моих детей —прощаю брату все!
   Обернула к нему красавица светлое, улыбающееся лицо свое и говорит:
   — Ну, слушай же! Из всех твоих сыновей через несколько
   лет в живых останется только один младший, все же остальные
   твои дети умрут. И знаешь почему? Потому что он один только
   не пробовал человеческого мяса. С помощью кольца жена каж
   дую ночь усыпляла тебя и отправлялась на охоту за маленькими
   детьми. Пять старших твоих детей, если бы они остались в жи
   вых, став взрослыми, тоже сделались бы людоедами.
    
   Заплакал бедный королевич, а красавица продолжает:
   — Если ты действительно простишь своему брату, то млад
   ший сын со временем станет королем.
   - О да, да, прощаю ему от всего сердца!
   — Ну, смотри теперь.
   Протянула золотую палочку и дотронулась ею до каждого из детей — и как только дотронется, на землю падали вместо детей столярные инструменты — молоток, рубанок, пила, щипцы, долото. Тронула самого младшего — и на землю упал буравчик.
   Королевич остолбенел, от ужаса у него на голове все волосы дыбом встали, но красавица, сделав ему знак рукой, объяснила:
   - Не приходи в отчаяние! С нынешнего дня ты сделаешься столяром, а это будут твои инструменты. Днем они будут служить тебе в работе, а ночью, только ты дотронешься до них кольцом людоеда, они будут превращаться в детей.
   - Кто же вы, скажите?
   - Я фея,—ответила красавица.
   Королевич вздохнул немного свободнее и говорит:
   — Добрая фея, научите меня, что мне надо делать?
   — Собери инструменты, отправляйся в город твоего брата-короля, найми себе небольшую лавочку, поселись в ней и работай, как простой столяр. Пускай клей и гвозди тебе покупают заказчики; если у тебя будут оставаться от работы гвозди, возвращай их обратно заказчикам, а клей оставляй себе. Ты увидишь когда-нибудь, что он пригодится для еды...
   Затем фея рассказала, как все впоследствии должно будет случиться.
   Подобрал королевич столярные инструменты и говорит:
   — Ах, детки мои, зовут вас теперь Рубанок, Долото, Пила,
   Щипцы, Молоток и Буравчик!
   И плачет бедный и смеется...
   - А что же, так ты женин труп и оставишь на растерзание
   хищным птицам и зверям? —спросила его фея.
   — Совершенно справедливо, нехорошо это! Бедняжка, ведь
   она не виновата, отец у нее был людоедом, ну и она стала людей
   есть!
   Снял кольцо людоеда с пальца жены, надел себе на палец, вырыл могилу и похоронил женщину.
   — А как мне себя назвать, добрая фея?
   - Прозвище тебе люди сами дадут, не беспокойся! Они назо
   вут тебя мастером Что Починит — Что Испортит. С виду ты сдела
   ешься теперь же стариком. Но только с виду!
   - Благодарю вас, добрая фея! Благодарю!
   Оглянулся, посмотрел туда, сюда-фея исчезла.
   Остальное, детки, вы уже знаете.
   Так-то вот и кончилась сказка о дочери людоеда.