Сказка а не сайт

Король Гром

ЖИЛ на свете король, и такой у него был сильный голос, такой громкий, что на десять миль вокруг раздавался. Иногда, бывало, он просто с кемнибудь разговаривает, а издали казалось, что это гром гремит! Так и прозвали его король Гром.
   Министры и придворные, которым ежедневно приходилось разговаривать с королем, в короткое время все оглохли,— сущее наказание для всей страны: когда люди, ища справедливости, приходили к ним, бедняки так кричали, что прямо из сил выбивались, но министры и придворные не слышали их. Дела в королевстве шли через пень-колоду, люди роптали. А как сказать королю:
   — Ваше величество, вы оглушаете всех министров!
   Королю казалось, что он говорит совершенно так же, как
   и все остальные, и когда министры, оглохнув, не слышали даже его громкого голоса, он сердился и прогонял их из дворца пинками да колотушками, так что они кубарем скатывались с лестницы.
   С новыми министрами первое время дела шли отлично. Только король частенько замечал, что они уши руками зажимают.
   — Что с вами? —спрашивает он.—Разве я ору, как извозчик?
   — О нет, ваше величество! —отвечали испуганные мини
   стры.—У нас... заушница!
   Все новые министры страдали заушницей! Поэтому король не слишком тревожился за них, зная, что это обычная и неопасная болезнь. В конце концов король приказал, чтобы каждый желавший попасть в министры прошел курс предварительного лечения. Придворные врачи мучили несчастных припарками, горчичниками, мушками, банками, а те из честолюбия переносили все эти пытки и молчали.
   Король от времени до времени ходил навещать их, когда они проходили курс лечения, и, думая, что заушница мешает им хорошо слышать, еще сильнее подымал голос, когда спрашивал:
   — Ну, как поживаете? Эй, как поживаете?
   Можете себе представить, каким громом раздавался его вопрос? Весь дворец дрожал от этих звуков.
   — Отлично, ваше величество! Великолепно! — отвечали ми
   нистры.
   И действительно, чувствовали себя недурно, так как от лечения были уже полуглухими.
   Король воображал, что дела в его королевстве идут отлично. Никто не просил у него аудиенции, никто не приходил к нему с жалобами,— всякий боялся оглохнуть на всю жизнь и предпочитал уж лучше терпеть.
   Но однажды во дворец короля пришел какой-то крестьянин и говорит:
   — Хотелось бы мне побеседовать с королем. Удивился король, но приказал:
   — Пусть войдет!
   Разглядывая бедно одетого старика, решившегося на такой необыкновенный поступок, король заметил, что уши у старика заткнуты пробкой.
   — Что обозначают пробки в ваших ушах? —спросил он.
   — Да у меня, ваше величество, заушница,-отвечал старик. Ведь удивительное дело - у всех его подданных оказывалась
   заушница! Король стал подозревать в этом что-то неладное и грозно нахмурился.
   — Ну, любезный, меня не надуешь! Сию минуту говори, что
   обозначают эти пробки, или я прикажу отрубить тебе голову.
   Крестьянину показалось, что уж лучше, пожалуй, оглохнуть, чем совсем потерять голову, и потому он предпочел выбрать из двух зол меньшее:
   — Если, ваше величество, вы хотите, чтобы я вам сказал правду, вы должны прежде обещать, что помилуете меня.
   — Хорошо, обещаю! —ответил король.
   Тогда крестьянин сказал ему попросту о том, о чем все другие боялись рассказать:
   — Да у вас, ваше величество, такой голосище, что от него
   все люди глохнут!
   В первую минуту король страшно рассердился и не хотел верить этому. Как же сам-то он не замечал до сих пор, что у него такой сильный голос? Но крестьянин прибавил:
   — Уж это так верно, ваше величество, что вас всюду и про
   звали-то: король Гром!
   Ужасно огорчился король этим открытием! Попробовал было умерять свой голос, больше шептать, чем говорить вслух, но это не помогало,—все равно голосище его так гремел, что все,
    
   кто только слышал короля, глохли. Рассердился король на своих прежних министров, приказал всех их связать по рукам и ногам и отвести в тюрьму, а крестьянина, который ему правду открыл, сделал единственным и главным министром, позволив ему затыкать уши пробкою.
   Бедный король так огорчился своим недостатком, что перестал выходить из дворца и отдавал приказания только жестами. Ну подумайте, прилична ли безмолвная жизнь для короля? Разве могло это долго продолжаться?
   Между прочим, королю очень хотелось жениться, чтобы у него родился наследник престола. Теперь он понимал, почему ему везде отказывали, когда он обращался к разным принцессам, прося их выйти за него замуж: принцессы-невесты боялись оглохнуть.
   Король решил сделать оповещение и, желая как можно скорее добиться успеха, живо соскочил с королевской постели и стал голосить что есть мочи:
   — Эй, кто сумеет меня избавить от моего голоса, получит
   золота столько, сколько сам весит!
   Крик его был слышен в округе на десять миль! И в самый короткий срок во всем королевстве не было такого уголка, куда бы не долетело объявление короля. А голос его так гремел, что собрались со всего неба тучи и две недели в его государстве лил проливной дождь. Но проходили месяцы, а никакого колдуна что-то не видать было!
   Бедный король Гром уже совсем в отчаяние стал впадать, как вдруг однажды утром говорят ему, прибыл из каких-то далеких стран знаменитый колдун и утверждает, что ему известна тайна королевской болезни, что он может вылечить его.
   Увидел король колдуна —а колдун-то был жирный и круглый, как большая бочка,—почесал у себя в затылке и подумал:
   — Много же золота понадобится, чтобы такого перетянуть!
   Однако сдержал язык за зубами —он готов был на какие
   угодно жертвы, отдать последнюю рубашку, только бы избавиться от своего несчастного недостатка.
   — Ваше величество! — сказал ему колдун.— Ваше горе проис
   ходит от заколдованного волоса.
   Король от души обрадовался. Вот важность! Стоило только, значит, обрить голову — и дело будет в шляпе? Ну, теперь можно будет попросту хорошо заплатить колдуну, не тратя такую массу золота, раз уж он сказал, в чем беда, и выболтал тайну.
   — Только одно, ваше величество,— прибавил колдун,— необ
   ходимо сразу найти и вырвать именно тот самый волос, который
   заколдован. Если хоть один раз ошибешься — нет больше средст
   ва помочь вашей беде! И единственная особа в мире, которая
   могла бы это сделать,—принцесса Без Языка.
   - А как найти мне эту принцессу? —спросил король.
   — Живет она в Гог-Магоге. Зовут ее принцессою Без Языка, потому что у нее в самом деле языка нет. Через один год, один месяц и один день вы увидите ее здесь, ваше величество, но с условием, что вы сдержите ваше обещание и дадите мне ровно столько золота, сколько во мне весу.
   — Прежде чем убедиться в истине ваших слов?
   — Прежде, ваше величество. Я возьму с собою для переговоров с принцессою в качестве вашего посланника к ней вашего министра.
   Призадумался было король на минутку:
   — А что, если этот хитрюга надо мною потешается? Ведь
   министр-то мог войти с ним заранее в соглашение... Ну,—поду
   мал король,—во всяком случае, не я буду в убытке.
   Все-таки скребло у него на сердце, когда думал о том, какую гору золота придется отсыпать колдуну, чтобы вышло столько, сколько тот весит.
   — Ну что ж, ведь это все для того, чтобы мне выле
   читься!—утешился король.
   И пожелал счастливого пути колдуну и министру.
   Прошло с тех пор месяцев шесть, возвращается в один прекрасный день его министр, но один: колдун исчез, а о принцессе Без Языка ни слуху ни духу. Оказывается, она отправилась куда-то заказать себе искусственный язык, а куда именно —неизвестно, и никто с год времени ничего о ней не слыхал.
   Колдун, исчезая, сказал:
   — Ищите и найдете! Так хочет судьба короля.
   — Ну что ж! — воскликнул огорченный король.—Сделаем другое объявление...
   И чтобы не откладывать дела в долгий ящик, влез сам на крышу королевского дворца и закричал во весь свой зычный голос:
   — Эй, кто разыщет принцессу Без Языка-а-а, получит столь
   ко золота в награду, сколько сам ве-е-есит!
   И пошел по своему королевству и даже за пределами его, влезая на горные вершины и провозглашая оттуда на все четыре стороны:
   — Кто разыщет принцессу Без Языка-а-а, получит столько
   золота в награду, сколько сам ве-е-есит!
   И где гремел королевский голос, там целыми неделями лил проливной дождь, будто и в самом деле настоящий гром гремел.
   Прошли после этого целые месяцы, а о принцессе ни слуху ни духу.
   Стал король Гром терпение терять. И на этот раз, вместо того чтобы огорчиться и молчать, он все время орал изо всей мочи. Часть его подданных совсем оглохла, многие оказались полуглухими. Между теми и другими происходили всевозможные недоразумения оттого, что одни слышали плохо, а другие совсем ни-
    
   чего не слышали; за недоразумениями следовали потасовки, и все государство короля Грома стало похоже на дом умалишенных. Полиция совсем с ног сбилась, совалась без толку то сюда, то туда, но так как полицейские были самыми глухими людьми в королевстве, то заступались всегда за виноватых, а в тюрьму
   тащили правых.
   Сколько ни кричал король Гром своим полицейским:
   — Будьте справедливы! Будьте справедливы!
   Чем больше он кричал, тем больше они глохли и творили
   Бог знает что.
   Однажды перед королевским дворцом остановилась тележка шарлатана. И ну кричать шарлатан:
   — Пилюли для голоса! Пилюли для голоса! У кого он есть,
   у того пропадет, у кого голоса нет, тот голос приобретет! Пилю
   ли! Пилюли!
   Король Гром, так как дело шло о голосе, а это было его слабое место, принял объявление шарлатана за оскорбление его королевского величества, приказал арестовать и привести к нему
   дерзкого хвастунишку.
   — Ты что хочешь сказать, когда кричишь «у кого он есть, у того пропадет, у кого голоса нету, тот голос приобретет»?
   — Сущую правду, ваше величество! Попробуйте сами и убедитесь.
   Король посмотрел на него пристально. Судя по платью, этот человек походил на мужчину, но был такой красивенький и миловидный, что, не будь у него коротких волос на голове, его можно было бы принять за женщину.
   — Ты кто такой? Как тебя зовут?
   — Зовут меня Безъязычный. Но, как видите, тут произошла
   маленькая ошибочка... Меня скорее Длинноязычным следовало
   бы назвать. Такое уж мое ремесло, ничего не поделаешь!
   И, ничуть не смущаясь тем, что он находится в зале королевского дворца, а не на площади, принялся орать во все горло:
   — Пилюли для голоса! Пилюли для голоса! У кого он есть,
   у того пропадет, у кого голоса нету, голос приобретет! Пилюли!
   Пилюли!
   Развеселился король, расхохотался. Говорит шарлатану:
   — Ну-ка давай мне их, хочу и я попробовать.
   Что такое? Сразу же король выздоровел. Голосище его напо
   ловину убавился.
   Удержи после этого короля Грома! Набросился на пилюли, точно курица на зерно, и глотает, и глотает... Не жуя, того гляди подавится! И в несколько минут все до одной пилюли проглотил. Голосище его словно сквозь землю провалился. Такой у него слабенький голосок остался, что с трудом можно было расслышать королевскую речь — приходилось ухо к самым его губам подносить да еще руку к своему уху приставлять.
   — Так-то лучше! —сказал король.
   И от радости приказал, чтобы по всему его королевству устроили праздники с разными играми, фейерверками, угощением и раздачей вина народу.
   — Говори, чего тебе хочется? —обратился король к шарлатану.— Чего ни попросишь, все получишь.
   — Хочу,—говорит,—чтобы давали мне каждый день обед и ужин да отвели бы мне в королевском дворце комнату, в которую никто, даже сам король, не имел бы права входить.
   — Только-то? —сказал король.-Хорошо, пусть так и будет.
   Теперь, когда у короля голос стал такой слабенький, его
   утомляло, когда с ним говорили самым обыкновенным образом.
   — Что вы орете? —упрекал он всех и каждого —Кажется,
   я не глухой.
   Стоило провести с королем две-три минуты, и человек чувствовал себя безумно утомленным. От старания говорить как можно тише спустя немного времени все во дворце, начиная от министра и кончая судомойкой, потеряли голоса. И в то время, как слух у подданных излечивался, не слыша страшного королевского голоса, от старания угодить королю, от напряжения, а отчасти из моды люди стали говорить так тихо, что если прежде его государство можно было назвать «царством глухих», то теперь оно по праву могло бы называться «царством шептунов».
   Только шарлатан, продав королю пилюли и живя теперь во дворце, слышал короля, не прибегая ни к каким уловкам, и мог говорить с ним, не понижая голоса, хотя голосок у него был довольно-таки пронзительный, но ему король никогда не говорил:
   — Чего вы орете? Разве я оглох?
   Что ж, у него не такой язык был, как у всех других, что ли?
   Сильно разгорелось любопытство у людей, когда однажды в ответ на чью-то невинную шутку шарлатан пришел в страшную ярость. Сказали же ему:
   — Покажи нам, пожалуйста, твой язык! Хотелось бы нам по
   смотреть, как он сделан.
   Кажется, в этом ничего дурного не было, но шарлатан заплакал, затопал ногами и побежал к себе в комнату, крепко-накрепко заперев двери и объявив, что ни за что больше из комнаты не выйдет, чтобы никто больше не смог сказать ему еще раз:
   — Покажи язык!
   Доложили о происшествии министру, тот пришел к шарлатану от имени короля и говорит:
   — Чего ты сердишься? Хотят посмотреть твой язык? А ты
   возьми да и покажи его, вот так!
   И высунул язык. Шарлатан невольно повторил его движение; вдруг язык у него изо рта выпал, упал на пол и разбился на тысячу кусков, словно глиняный.
   Вот удивился министр! Потом хлопнул себя по лбу и стремглав побежал к королю.
    
   — Ваше величество, ваше величество! Явилась принцесса Без
   Языка! Ведь сегодня исполнился ровно один год, один месяц
   и один день, как и предсказал нам колдун!
   В одну минуту все во дворце перевернулось вверх дном. Люди столпились у дверей комнаты шарлатана и непременно хотели войти в нее, чтобы посмотреть на принцессу Без Языка. Напрасно король взывал к ним:
   — Никому нельзя входить в ее комнату, даже мне самому,
   я дал слово...
   Но кто же мог теперь его расслышать? Видели, как он руками размахивает да губами шевелит, а что говорит - не могли разобрать. Подбежал к нему министр, приложил руку к уху, придвинулся к самым губам короля, а тот рассердился да как даст министру пинка, так старик и полетел, как мяч, прямо на людей!
   К счастью, в эту минуту распахнулись двери, и все пришли в изумление, увидев посреди комнаты огромную кучу золота, на которой сидела прелестная молодая девушка, одетая в дорогое платье, в жемчугах и драгоценных камнях, с золотыми распущенными по плечам волосами. В одной руке она держала опахало и спокойно им обмахивалась, а на другую руку опиралась
   подбородком.
   Куча золота была ровно такой величины, как та, которую король заплатил жирному и толстому, как бочка, колдуну.
   В один миг король бросился к ногам принцессы и положил ей голову на колени. Она остановила свое опахало, протянула руку и вырвала из головы короля заколдованный волос. Волос вспыхнул и сгорел у нее между пальцев.
   — Благодарю вас, принцесса Без Языка! Благодарю вас, моя королева! —произнес король таким приятным голосом, какого никто до сей поры никогда не слыхивал на земле.
   — Благодарю вас также, король Гром, мой супруг и повелитель!
   В ту минуту, как вылечился король, кончилось и то колдовство, которое лишило бедную принцессу языка. Это тоже предсказал колдун, когда отдавал принцессе искусственный язык, тот самый, который выпал у нее изо рта и разбился.
   — Такова ваша судьба,—сказал министр.—Вам суждено бы
   ло стать супругами! Ну, а теперь я могу удалиться...
   — Почему же? Почему? — закричал король.
   Но сколько бы король ни повторял этих слов, министр его
   превратился в крошечного юркого карлика, шмыгнул в кучу золота и был таков: оказалось, что он был слугою волшебницы.
   Веселые и довольные король с принцессою обвенчались, от-праздновали свадьбу с большим торжеством. Король простил всех своих прежних министров и вернул им прежние места. Теперь опасность оглохнуть им более не угрожала.
   Хотя люди говорили: - Небось всегда они глухими будут! Поживем — увидим...