Сказка а не сайт

Сказка "Семь подземных королей"

ВСТУПЛЕНИЕ. КАК ПОЯВИЛАСЬ ВОЛШЕБНАЯ СТРАНА

В старое время, так давно, что никто не знает, когда это было, жил
могучий волшебник Гурикап. Жил он в стране, которую много позже назвали
америкой, и никто на свете не мог сравниться с Гурикапом в умении творить
чудеса. Сначала он этим очень гордился, и охотно выполнял просьбы
приходивших к нему людей: одному дарил лук, стрелявший без промаха,
другого наделял такой быстротой бега, что тот обгонял оленя, третьему
давал неуязвимость от звериных клыков и когтей.
Так продолжалось много лет, но потом просьбы и благодарности людей
наскучили Гурикапу, и он решил поселиться в уединении, где бы его никто не
тревожил.
Долго бродил волшебник по материку, еще не имевшему названия, и
наконец, нашел подходящее место. Это была удивительно милая страна с
дремучими лесами, с прозрачными реками, орошавшими зеленые полянки, с
чудесными фруктовыми деревьями.
- Вот что мне надо! - Обрадовался Гурикап - здесь я в покое проживу
свою старость. Надо только устроить, чтобы сюда не являлись люди.
Такому могучему чародею, как Гурикап, это ничегосеньки не стоило.
Раз! - И страну окружило кольцо неприступных гор.
Два! - За горами пролегла великая песчаная пустыня, через которую не
мог пройти ни один человек.
Гурикап призадумался над тем, чего ему еще недостает.
- Пусть здесь восцариться вечное лето! - Приказал волшебник, и его
желание исполнилось - пусть эта страна будет волшебной, и пусть здесь
разговаривают по человечески все звери и птицы! - Воскликнул Гурикап.
И тотчас повсюду загремела неумолкаемая болтовня: заговорили обезьяны
и медведи, львы и тигры, воробьи и вороны, дятлы и синицы. Все они
соскучились за долгие годы молчания и спешили высказать друг другу свои
мысли, чувства желани я...
- Потише! - Сердито распорядился волшебник и голоса примолкли. - Вот
теперь начнется мое спокойное житье без назойливых людей, - сказал
довольный Гурикап.
- Вы ошибаетесь, могучий волшебник! - Раздался голос близ уха
Гурикапа, и бойкая сорока уселась ему на плечо. - Извините, пожалуста, но
здесь живут люди, и их не мало.
- Не может быть! - Вскричал раздосадованный волшебник. - Почему я их
не видел?
- Вы очень большой, а в нашей стране люди очень маленькие - смеясь,
обьяснила сорока и улетела.
И в самом деле: Гурикап был так велик, что голова его приходилась
вровень с верхушками самых высоких деревьев. Зрение же его под старость
ослабело, а про очки в те времена не знали даже самые исскусные
волшебники.
Гурикап выбрал обширную поляну, лег на землю и устремил взор в чащу
леса. И там он с трудом разглядел множество мелких фигурок, боязливо
прятавшихся за деревьями.
- А ну, подойдите сюда, человечки! - Грозно приказал волшебник, и его
голос прозвучал, как раскат грома.
Маленькие люди вышли на лужайку и робко посмотрели на великана.
- Кто вы такие? - Сурово спросил волшебник.
- Мы - жители этой страны, и мы ни в чем не виноваты. - Дрожа,
ответили люди.
- Я вас и не виню, - сказал Гурикап. - Это мне надо было смотреть
хорошенько, выбирая место для житья. Но что сделано, то сделано, обратно я
ничего переколдовывать не буду. Пусть эта страна останеться волшебной на
веки веков, а я выберу себе уголок поукромнее...
Гурикап ушел к горам, в одно мгновение воздвиг себе великолепный
дворец и поселился там, строго наказав обитателям волшебной страны даже
близко не подходить к его жилищу. Этот приказ выполнялся в течение
столетий, а потом волшебник умер, дворец обвештал и постепенно развалился,
но даже и тогда всякий боялся приблизиться к этому месту.
Потом забылась и память о Гурикапе. Люди, населявшие отрезанную от
мира страну, стали думать, что она вечно была такой, что всегда ее
окружали кругосветные горы, что всегда в ней было постоянное лето, что там
всегда разговаривали по человечьему животные и птицы.




ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПЕЩЕРА


ТЫСЯЧУ ЛЕТ НАЗАД

Население волшебной страны все увеличивалось, и пришло время, когда в
ней образовалось несколько государств. В государствах, как водится,
появились короли, а при королях придворные, многочисленная прислуга. Потом
короли завели армии, началили ссориться друг с другом из-за пограничных
владений и устраивать войны.
В одном из государств, в западной части страны, тысячу лет назад
царствовал король наранья. Он правил так долго, что его сыну Бофаро
надоело ждать смерти отца, и он задумал свергнуть его с престола.
Заманчивыми обещаниями принц Бофаро привлек на свою сторону несколько
тысяч сторонников, но они ничего не успели сделать. Заговор был раскрыт.
Принца Бофаро привели на суд отца. Тот сидел на высоком троне, окруженный
придворными, и грозно смотрел на бледное лицо мятежника.
- Признаешься ли ты, недостойный сын мой, что злоумышлял против меня?
- Спросил король.
- Признаюсь, - дерзко ответил принц, не опуская глаз перед суровым
взглядом отца.
- Может быть, ты хотел убить меня, чтобы завладеть престолом? -
Продолжал наранья.
- Нет, - сказал Бофаро, - я этого не хотел. Твоей участью было бы
пожизненное заключение.
- Судьба решила иначе, - заметил король. - То, что ты готовил мне,
постигнет тебя и твоих приверженцев. Ты знаешь пещеру?
Принц содрогнулся. Конечно он знал о существовании огромного
подземелья, расположенного глубоко под их королевством. Случалось, что
люди заглядывали туда, но, простояв несколько минут у входа, увидев на
земле и в воздухе странные тени невиданных зверей, в испуге возвращались.
Жить там казалось невозможно.
- Ты и твои сторонники отправитесь в пещеру на вечное поселение! -
Торжественно возгласил король, и даже враги Бофаро ужаснулись. - Но этого
мало! Не только вы, но и дети ваши и дети ваших детей - никто не вернется
на землю, к голубому небу и яркому солнцу. Об этом позаботятся мои
наследники, я возьму с них клятву, что они свято выполнят мою волю. Может
ты хочешь возразить?
- Нет, - сказал Бофаро, такой же гордый и неуступчивый, как наранья.
- Я заслужил это наказание за то, что осмелился поднять руку на отца. Я
попрошу только об одном: пусть нам дадут земледельчиские орудия.
- Вы их получите, - сказал король. - И вас даже снабдят оружием,
чтобы вы могли защищаться от хищников, населяющих пещеру.
Унылые колонны изгнанников, сопровождаемые плачущими женами и детьми,
отправлялись под землю. Выход охранялся большим отрядом солдат, и ни один
мятежник не смог бы вернуться обратно.
Бофаро с женой и два его сына спустились в пещеру первыми их взорам
открылась удивительная подземная страна. Она простиралась так далеко, как
хватало глаз, и на ее ровной поверхности кое-где поднимались холмы,
поросшие лесом. Посредине пещеры светлела гладь большого круглого озера.
Казалось, на холмах и лугах подземной страны царствует осень. Листва
на деревьях и кустах была багряная, розовая, оранжевая, а луговые травы
желтели, точно просясь под косу косаря. В подземной стране был сумрак.
Лишь клубившиеся под сводом золотистые облака давали немного света.
- И зтесь мы должны жить? - С ужасом спросила жена рожаро.
- Такова наша судьба. - Угрюмо ответил принц.

ОСАДА

Изгнанники долго шли, пока не добрались до озера. Его берега были
усыпаны камнями. Бофаро влез на большой обломок скалы и поднял руку в знак
того, что хочет говорить. Все замерли в молчании.
- Друзья мои! - Начал Бофаро. - Я очень виноват перед вами мое
честолюбие вовлекло вас в беду и забросило под эти мрачные своды. Но
прошлого не воротишь, и жизнь лучше смерти. Нам предстоит жестокая борьба
за существование, и мы должны избрать вождя, который бы нами руководил.
Раздались громкие крики:
- ты - наш вождь!
- Избираем тебя, принц!
- Ты потомок королей, тебе и править Бофаро!
Никто не поднял голоса против избрания Бофаро, и его мрачное лицо
озарилось слабой улыбкой. Все-таки он стал королем, хотя и в подземном
царстве.
- Слушайте меня, люди! - Заговорил он. - Мы заслужили отдых, но
отдыхать еще нельзя. Когда мы шли по пещере, я видел смутные тени больших
зверей, следивших за нами издалека.
- И мы их видели! - Подтвердили другие.
- Тогда за работу, пусть женщины уложат спать детей, и присматривают
за ними, а всем мужчмнам строить укрепление!
И Бофаро, подавая пример, первым покатил камень к проведенному на
земле большому кругу. Забыв об усталости, люди катали и таскали камни, и
круглая стена поднималась все выше.
Прошло несколько часов, и стена, широкая, прочная, воздвиглась на два
человеческих роста высотой.
- Я думаю, этого пока довольно, - сказал король. - Потом мы постоим
здесь город. Бофаро поставил на караул несколько мужчин с луками и
копьями, а все остальные изгнанники, измученные, улеглись спать при
тревожном свете золотистых облаков. Но их сон продолжался недолго.
- Опасность! Подымайтесь все! - Закричала стража.
Испуганные люди взобрались на каменные приступки, сделанные с
внутренней стороны укрепления, и увидели, что к их убеищу подходят
несколько десятков странных зверей.
- Шестилапые! Эти чудища - шестилапые! - Раздались возгласы.
И действительно, у животных вместо четырех было по шесть толстых
круглых лап, поддерживавших длинные толстые туловища. Шерсть на них была
грязно-белая, густая и косматая. Шестилапые как завороженные пялили на
неожиданно возникшую крепость большие круглые глаза...
- Какие Страшилища! Хорошо, что мы под защитой стены, -
переговаривались люди.
Стрелки из лука заняли боевые позиции.
Звери приближались, присматриваясь, принюхиваясь, недовольно мотая
большими головами с короткими ушами. Вскоре они подошли на растояние
выстрела. Зазвенели тетивы, стрелы с жужанием пронеслись в воздухе и
засели в косматой шерсти зверей. Но они не могли пробить их толстую шкуру,
и шестилапые продолжали приближаться, глухо рыча. Как и все звери
волшебной страны, они умели говорить, но говорили плохо, у них были
слишком толстые языки, с трудом ворочавшиеся во рту.
- Не тратить напрасно стрелы! - Распорядился Бофаро. - Приготовить
мечи и копья! Женщины с детьми - на середину укрепления!
Но звери не решились идти в атаку. Они кольцом обложили крепость и не
спускали с нее глаз. Это была настоящая осада.
И тут Бофаро понял свою ошибку. Незнакомый с нравами обитателей
подземелья, он не велел запасти воды, и теперь, если осада будет долгой,
защитникам крепости грозила гибель от жажды.
Озеро было невдалеке - всего в нескольких десятков шагов, но как туда
прорвешься через цепь врагов, проворных и быстрых, несмотря на кажущуюся
неповоротливость?..
Прошло несколько часов. Первыми запросили пить дети. Напрасно матери
их успокаивали. Бофаро уже готовился сделать отчаянную вылазку.
Вдруг в воздухе что-то зашумело, и осажденные увидели в небе быстро
приближающуюся стаю удивительных существ. Они немного напоминали
крокодилов, водившихся в реках волшебной страны, но были гораздо крупнее.
Эти новые чудовища махали громадными кожистыми крыльями, сильные когтистые
лапы болталисьпод грязно-желтым чешуйтачим брюхом.
- Мы погибли! - Закричали изгнанники. - Это драконы! От этих летучих
тварей не спасет и стен а...
Люди закрывали руками головы, ожидая, что вот-вот вонзятся в них
страшные когти. Но произошло неожиданное, стая драконов с визгом рынулась
на шестилапых. Они метили в глаза, а звери, видимо привычные к таким
нападениям, старались уткнуть морду в грудь и махали перед собой передними
лапами, пристав на задние.
Визг драков и рев шестилапых оглушали людей, но те с жадным
любопытством глядели на невиданное зрелище. Некоторые тилапые свернулись
клубком, и драконы яростно кусали их, выдирая огромные клочья белой
шерсти. Один из драконов, неосторожно подставивший бок под удар могучей
лапы, не мог взлететь и неуклюже скакал по песку...
Наконец шестилапые бросились врассыпную, преследуемые летучими
ящерами. Женщины, хватив кувшины, побежали к озеру, с пеша напоить
плачущих детей.
Много позже, когда люди обжились в пещере, они узнали причину вражды
между шестилапыми и драконами. Ящеры откладывали яйца, зарывая их в теплую
землю в укромных местах, а для зверей эти яйца были лучшим лакомством, они
выкапывали их и пожирали. Поэтому драконы нападали на шестилапых где
только могли: они загрызали молоденьких зверей, если те попадались им без
охраны родителей.
Так вражда между зверями и ящерами спасла людей от неминуемой гибели.

УТРО НОВОЙ ЖИЗНИ

Прошли годы изгнанники привыкали жить под землей. На берегу
срединного озера они построили город и обнесли его каменной стеной. Чтобы
прокормиться, они принялись пахать землю и сеять хлеб. Пещера залегала так
глубоко, что почва в ней была теплой, ее согревал подземный жар.
Перепадали временами и дождички из золотистых облаков. И поэтому пшеница
все-таки там созревала, хотя и медленнее, чем наверху. Только очень трудно
было людям таскать на себе тяжелые плуги, распахивая твердую каменистую
землю.
И однажды к королю Бофаро пришел пожилой охотник карум.
- Ваше величество, - сказал он, - пахари скоро начнут умирать от
переутомления. Я предлагаю запрячь в плуги шестилапых.
Король изумился.
- Да они загрызут погонщиков!
- Я сумею их укротить, - заверил карум. - Там, наверху, мне
приходилось иметь дело с самыми ужасными хищниками. И я всегда справлялся.
- Что ж, действуй! - Согласился Бофаро. - Тебе, вероятно, нужны
помощники?
- Да, - сказал охотник. - Но, кроме людей, я привлеку к этому делу
драконов.
Король снова удивился, а карум спокойно пояснил:
- видете ли, мы люди, слабее и шестилапых, и летучих ящеров, но у нас
есть разум, которого не хватает этим зверям. Я укрощу шестилапых с помощью
драконов, а держать драконов в подчинении мне помогут шестилапые.
Карум принялся за дело. Его люди забирали молодых дракончиков, едва
те успевали вылупиться из яиц. Воспитанные людьми с первого дня, ящеры
вырастали послушными, и при их содействии каруму удалось изловить первую
партию шестилапых.
Нелегко было подчинить себе свирепых зверей, но это удалось. После
многодневной голодовки шестилапые стали принимать пищу от человека, а
потом дали надеть на себя сбрую и начали таскать плуги.
Первое время не обходилось без несчастных случаев, но потом все
наладилось. Ручные драконы носили людей по воздуху, а шестилапые пахали
землю. Люди вздохнули свободнее, и у них быстрее стали развиваться
ремесла.
Ткачи ткали материи, портные шили одежду, гончары лепили горшки,
рудокопы добывали руду из глубоких шахт, литейщики выплавляли из нее
металлы, а слесари и токари производили из металлов все необходимые
изделия.
Добывание руд требовало больше всего труда, в шахтах работало много
народу, и потому эту область стали называть страной подземных рудокопов.
Подземным жителям приходилось расчитывать только на себя, и они
сделались чрезвычайно изобретательными и находчивыми. Люди стали забывать
о верхнем мире, а дети, рождавшиеся в пещере, никогда его не видели и
знали о нем только из материнских рассказов, которые стали наконец
походить на сказки.
Жизнь налаживалась. Плохо было лишь то, что честолюбивый Бофаро завел
большой штат придворных и многочисленную прислугу, а содержать этих
бездельников приходилось народу.
И хотя пахари усердно пахали, сеяли и собирали хлеб, огородники
возделывали овощи, а рыбаки ловили сетями рыбу и крабов в срединном озере,
продуктов вскоре не стало хватать. Подземным рудокопам пришлось завести
меновую торговлю с верхними жителями.
Взамен зерна, масла и фруктов жители пещеры давали свои изделия: медь
и бронзу, железные плуги и бороны, стекло, драгоценные камни.
Торговля между нижним и верхним миром постепенно расширялась. Местом,
где она производилась, был выход из подземного мира в голубую страну. Этот
выход расположенный близ восточной границы голубой страны по приказу
короля нараньи был закрыт прочными воротами. После смерти нараньи наружный
караул от ворот был убран, потому что подземные рудокопы не пытались
вернуться наверх: за многие годы жизни под землей глаза пещерных жителей
отвыкли от солнечного света, и теперь рудокопы могли появляться наверху
только ночью.
Полночный звук колокола, подвешенного у ворот, возвещал о наступлении
очередного базарного дня. Утром купцы голубой страны проверяли и
пересчитывали товары вынесенные подземными жителями в ночную пору. После
этого сотни работников привозили на тачках мешки с мукой, корзины с
фруктами и овощами, ящики с яйцами, маслом, сыром. В следующую ночь все
это исчезало.

ЗАВЕЩАНИЕ КОРОЛЯ БОФАРО

Бофаро царствовал в подземной стране много лет. Он спустился в нее с
двумя сыновьями, но потом у него родилось еще пятеро. Бофаро очень любил
всех своих детей и никак не мог выбрать из них наследника. Ему казалось,
что если он назначит одного из сыновей своим преемником, то страшно обидит
остальных.
Семнадцать раз Бофаро менял завещание и наконец, измученный склокам и
интригами наследников, пришел к мысли, которая принесла ему успокоение. Он
назначил наследниками всех своих семерых сыновей, что-бы они царствовали
поочередно, каждый по месяцу. А во избежание ссор и междуусобиц, он
заставил детей дать клятву, что они всегда будут жить в мире и строго
соблюдать порядок правления.
Клятва не помогла: раздоры начались сразу после смерти отца. Братья
заспорили, кому из них царствовать первому.
- Порядок правления надо установить по росту. Я - самый высокий, а
потому и буду царствовать первый, - заявил королевич вагисса.
- Ничего подобного, - возразил толстый граменто. - Кто больше весит,
у того и больше ума. Давайте взвесимся!
- Жиру в тебе много, а не ума, - закричал королевич тубаго. - С
делами королевства лучше всего справится самый сильный. А ну, выходите
трое на одного! - И тубаго замахал огромными кулаками.
Завязалась драка. В результате кое-кто из братьев недосчитался зубов,
у других были подбиты глаза, вывихнуты руки и ноги...
Передравшись и помирившись, королевичи удивились, почему им не пришло
в голову, что самый беспорный порядок - править королевством по
старшинству.
Установив порядок правления, семь подземных королей решили построить
себе общий дворец, но так, чтобы каждый брат имел отдельную часть.
Архитекторы и каменщики воздвигли на городской площади огромное
семибашенное здание с семью отдельными входами в покои каждого короля.
У старейших обитателей пещеры еще хранилась память о чудесной радуге,
сиявшей на небе их потерянной родины. И эту радугу они решили сохранить
для своих потомков на стенах дворца. Его семь башен были окрашены в семь
цветов радуги: красный, оранжевый, желтый. Искусные мастера добились того,
что тона отличались изумительной чистотой и не уступали цветам радуги.
Каждый король выбрал своим главным цветом цвет той башни, где он
поселился. Так, в зеленых покоях все было зеленое: парадное одеяние
короля, одежды придворных, ливреи лакеев, окраска мебели. В фиолетовых
покоях все было фиолетлвое... Цвета разделили по жребию.
В подземном мире не было смены дней и ночей и время измерялось по
песочным часам. Поэтому постановили, чтобы за правильностью чередования
королей следили особые вельможи - хранители времени.
Плохие последствия имело завещание короля Бофаро. Началось с того,
что каждый король, подозревая других во враждебных замыслах, завел себе
вооруженную стражу. Эта стража разьезжала на драконах. Так у каждого
короля появились летающие надсмотрщики, наблюдавшие за работами в полях и
на заводах. Воинов и надсмотрщиков, как и придворных и лакеев, должен был
кормить народ.
Другая беда состояла в том, что в стране не было твердых законов. Ее
жители за месяц не успевали привыкнуть к требованиям одного короля, как
вместо них появлялись другие. Особенно много неприятностей доставляли
приветствия.
Один король требовал, чтобы при встрече с ним становились на колени,
а другого надо было приветствовать, приложив левую руку с растопыренными
пальцами к носу, а правой помахивал над головой. Перед третьим надо было
подскакивать на одной ножке...
Каждый правитель старался выдумать что-нибудь почуднее, до чего не
додумались другие короли. А подземные жители стоном стонали от таких
выдумок.
У каждого обитателя пещеры был набор колпаков всех семи цветов
радуги, и в день смены правителей надо было менять колпак. За этим зорко
следили воины короля, вступившего на престол.
В одном только были согласны между собой короли: они придумывали все
новые налоги. Люди надрывались на работе, чтобы удовлетворить прихоти
своих повелителей, а этих прихотей было много.
Каждый король, вступая на престол, задавал пышный пир, на который
приглашались в радужный дворец придворные всех семи владык. Праздновались
дни рождения королей, их супруг и наследников, отмечались удачные охоты,
появление на свет маленьких дракончиков в королевских драконниках и
многое, многое другое. Редкий день не гремели во дворце возгласы пирующих,
угощавщих друг друга вином верхнего мира и прославлявших очередного
владыку.

БЕСПОКОЙНЫЕ СУТКИ

Шел 189-й год подземный эры, считавшейся с того времени, когда
мятежный принц Бофаро и его сторонники были сосланы в пещеру. Несколько
поколений подземных жителей сменилось с тех пор, и люди приспособились
жить в пещере с ее вечным полумраком, напоминавшим земные сумерки. Их кожа
стала бледной, они сделались более стройными и тонкими, большие глаза
привыкли видеть при слабом рассеянном свете золотистых облаков,
клубившихся на высоким каменным сводом, и уже совсем не могли переносить
дневное освещение верхнего мира.
Кончался срок правления короля памельи второго, и надо было
передавать власть пампуро третьему. Но пампуро третий был еще совсем
младенцем, и за него правила мать, вдовствующая королева стафида. Стафида
была женщина властолюбивая, ей хотелось поскорее сменить памелью на
престоле. Она призвала своего хранителя времени, седого коренастого
старика с длинной бородой.
- Ургандо, ты переведешь часы на главной башне на шесть часов вперед!
- Приказала она.
- Слушаюсь, ваше величество! - Ответил с поклоном Ургандо
- я знаю, что подданные ждут не дождутся, когда вы вступите на
престол.
- Ладно, иди, да не болтай! - Оборвала его стафида.
- Не впервый раз! - Ухмыльнулся Ургандо.
Он выполнил приказ королевы. Но хранитель времени короля памельи,
молодой туррепо, получил от своего правителя распоряжение отвести часы на
двенадцать часов назад: памелья хотел продлить свое властвование.
В городе семи владык и во всей стране началась неразбериха. Едва
городские обыватели успели сомкнуть глаза и погрузиться в первый сладкий
сон, как дворцовый колокол пробил шесть часов утра - сигнал к подьему.
Заспанные, ничего не понимающие люди, нехотя вылезали из постелей,
собираясь приниматься за работу.
- Сосед, а сосед! - Кричал разбуженный портной сапожнику.
- В чем дело? Почему звон в такой неурочный час?
- Кто их разберет! - Отвечал сосед. - Короли лучше знают время.
Одевайся, да не забудь надеть зеленый колпак...
- Знаю, знаю, мне прошлый раз здорово попало за то, что не в том
колпаке пошел в булочную, сутки под стражей просидел...
Те, кто вышел на площадь, услышали сверху страшный шум и вопли: это
дрались на часовой башне Ургандо и туррепо. Туррепо старался вытолкать
Ургандо, чтобы отбить свой счет времени. Но старик оказался сильнее и
сбросил противника с лестницы.
Туррепо полежал на нижней площадке несколько минут, встал и снова
полез наверх. И опять скинул его Ургандо. Туррепо не угомонился. Во время
третьей схватки он изловчился схватить противника в свои обьятия и они
свалились с лестницы вместе Ургандо ударился о ступеньку головой и лишился
сознания.
Турреппо немедленно перевел чаился о ступеньку головой и лишился
сознания.
Туррепо немедленно перевел часы назад и дал сигнал отбоя глашатаи
побежали по городу, приказывая жителям ложиться спать, а желтые воины
оседлали крылатых драконов и отправились по деревням и поселкам обьявлять
людям, что зеленые разбудили их раньше времени.
Тотчас на смену зеленым явились желтые колпаки.
Победивший туррепо пошел спать, не заботясь о лежавшем в обмороке
Ургандо, а тот, очнувшись часа через полтора, поднялся на лестницу и
разослал своих гонцов будить всех в городе и в стране.
За эти сутки обитатели пещеры вставали и ложились семь раз, пока
упорный туррепо не уступил сопернику. Жителям было возвещено, что на
престол вступил его величество король пампуро третий. Люди, не мешкая,
сменили желтые колпаки на зеленые, в последний раз за эти сутки.

ОХОТА НА ШЕСТИЛАПОГО

Прошло еще сто лет. Положение в волшебной стране ухудшалось. Чтобы
удовлетворить ненасытные аппетиты королей, придворных, солдат, простым
людям приходилось работать по восемнадцать-двадцать часов в сутки. С
тревогой они думали о будущем. И тут на помощь обитателям пещеры пришел
удивительный случай. Все началось с охоты на шестилапого.
Укрощенные шестилапые приносили большую пользу в хозяйстве страны.
Они таскали тяжелые плуги и бороны, косилки и жатки, вертели колеса
молотилок. Они же работали у водяных колес, подававших воду из озера в
город семи владык, вытаскивали клети с рудой из глубоких шахт...
Шестилапые были всеядными животными. Их кормили соломой и сеном,
рыбой из озера, отбросами городских кухонь... Плохо было только одно:
чтобы заменить умиравших от старости шести лапых, нужно было ловить новых
в каменном лабиринте, окружавшем пещеру. Этот лабиринт был обьявлен
королевским заповедником, и под страхом смерти никто из граждан пещеры не
смел Там охотиться.
В королевском заповеднике была тишина. Ни один звук не нарушал
молчания подземных залов и коридоров. В одной из пещер у стены стоял
шестилапый. Его лохматая белая шерсть слабо светилась, освещая предметы на
два-три шага вокруг. Зверь с наслаждением слизывал с сырой скалы огромных
улиток и глотал их прямо со скорлупой.
Долго он предавался этому приятному занятию, как вдруг до его чуткого
слуха донесся отдаленный шум. Зверь начал прислушиваться, он реже отрывал
улиток от стены, беспокойно вертел большой косматой головой.
Что встревожило зверя? Эта загадка вскоре разьяснилась. Вдали
показались неясные светлые пятна, колыхавшиеся в воздухе. А потом стали
видны фигуры людей, на головных уборах которых были укреплены светящиеся
шарики. Их свет походил на тот, что испускала шерсть шестилапого, но был
гораздо ярче и освещал предметы на двадцать шагов кругом.
Высокие стройные люди в кожанных одеждах приближались к убежищу
шестилапого, держась на равных растояниях друг от га. Они несли перед
собой длинную сеть, растянутую во всю ширину пещеры. У некоторых были
палки с петлей на конце.
Обитатели подземной страны шли на охоту, и целью ее был шестилапый.
- Тихо, друзья! - Сказал начальник королевской охоты, искусный
зверолов ортега. - Чувствую, что зверь недалеко. До меня доносится его
запах.
- И мы его чуем, - подтвердили подчиненные ортеги.
- Крепче держитесь на флангах, - приказал королевский ловчий. -
Шестилапые всегда стараются прорваться у стены.
- У нас наготове факелы, - сказали фланговые. - Мы напугаем его
огнем.
Как тихо не разговаривали люди, зверь их услышал и бесшумно юркнул в
узкий коридор на другом конце пещеры. Но охотники были мастера своего
дела, и они великолепно изучили план лабиринта. Второй выход из пещеры
также преграждала сеть, корую держали люди.
Шестилапый с воем выскочил обратно и заметался по пещере, а охотники
подняли крик, зажгли факелы, затопали ногами, застучали палками по
каменному полу. Адский шум, усиленный эхом так напугал зверя, что тот
бросился вперед и сослепу запутался в широких ячейках сети. Веревки
затрещали под мощными ударами лап, но охотники продолжали опутывать зверя
сетью, и скоро шестилапый был в плену.
- За этого зверя мы получим хорошую награду, - переговаривались
охотники. - Посмотрите, какой он огромный!
Здесь стало понятно назначение палок с петлями. Осторожно распутывая
ноги чудовища, звероловы накидывали на них петли и привязывали лапы одну к
другой так, чтобы шестилапый мог делать маленькие шаги. На голову зверя
надели прочный кожанный намордник, а к шее привязали несколько веревок.
Когда все это было проделано с ловкостью, говорившем о большом опыте сеть
с шестилапого сняли, и несколько человек принялись ее сворачивать.
Охотники собрались в путь и самые рослые и сильные потащили
шестилапого за шею, а когда тот уперся, другие сзади кольнули его острыми
концами своих палок. Зверь смирился и поплелся за людьми.
- Этого малютку отведите в шестилапник номер четыре, а приручать его,
будешь ты, зелано! - Обратился к звероловам ортега. - Идите, я похожу по
лабиринту, сдается мне, что в этих краях найдеся для нас еще пожива.

ЗАГАДОЧНЫЙ СОН

Охотники предложили ортеге факел, но ловчий отказался: ему вполне
было достаточно шарика на шапке.
Звероловы ушли. Уводя шестилапого, ортега в одиночестве начал бродить
по лабиринту. Часа через два внимательных поисков охотник убедился, что в
этом участке заповедника скрывается редкая добыча: самка с детенышем.
Ловчий повернул к дому. По пути он наведался в пещеру, где давно уже
не бывал. И тут он вдруг заметил отражение света в небольшом бассейне,
прежде пустом.
- Смотри-ка, - удивился ортега. - Новый источник открылся, сколько
помнят люди, никогда такого тут не было.
После продолжительной ходьбы ловчий очень хотел пить. Он опустился
возле источника на колени, зачерпнул горсточкой воды и с наслаждением
выпил. Вода имела особенно приятный вкус пенилась и шипела, ортега хотел
еще немного попить, но каикая-то истома охватила все его существо.
- Эх, ортега, ортега, - укорил себя охотник, - стар и слаб ты
становишься! Разве раньше утомила бы тебя такая прогулка? Ну ладно,
отдохну малость...
Он вытянулся поудобнее на жестком камне, и непреодолимый сон смежил
ему глаза.
Исчезновение ортеги обеспокоило его семью только к концу следующего
дня: долгие отлучки старого охотника были для нее привычны. Но когда и
через трое суток он не вернулся, жена и дети ортеги и его охотники забили
тревогу.
Что могло случиться с ловчим? Заблудится в лабиринте, который ортега
знал, как свои пять пальцев, он не мог. Оставалось предположить самое
худшее: нападение голодного зверя или обвал. Но шестилапые давно уже свели
знакомство с людьми и старались держаться от них подальше.
Король уконда, правивший в том месяце, распорядился отправить партию
охотников на розыски. Ее вел помощник ловчего куото.
Люди несли связки факелов и большой запас провизии, так как поиски
могли продолжаться несколько дней. И действительно только после долгих
усилий нашли ортегу лежащим в мало кому известной пещере близ небольшого
круглого углубления в ее полу. Углубление походило на бассейн, но в нем не
было ни капли воды.
Казалось, ловчий мирно спал, но никаких следов дыхания не было
заметно. Приложили ухо к груди: сердце не билось.
- Он умер! - Вскричал один из охотников.
- И умер совсем недавно, - добавил куото. - Его тело еще совершенно
гибкое и теплое. Но как он выдержал две недели без пищи и воды?..
Печальное шествие с телом ортеги остановилось перед крыльцом синей
части дворца, где жил уконда. Сам король вышел на крыльцо отдать последний
долг своему верному охотнику.
- Когда ты думаешь хоронить мужа, женщина? - Обратился он к убитой
горем алоне, жене ортеги.
- По обычаю отцов, завтра! - Отвечала та.
- Ха-ха-ха! - Вдруг раздался резкий хохот и толпу растолкал доктор
Бориль, с плеч которого спускалась синяя мантия.
- Да разве можно хоронить живого человека?.. Вы только посмотрите на
его свежее лицо, ничуть не тронутое дыханием смерти! А это? - Низенький
толстый доктор поднял руку ортеги, Опустил ее и она мягко упала на
носилки.
Алона с надеждой и сомнением смотрела на доктора бориля, а тот
продолжал доказывать, что ортега жив и только в обмороке.
- Вздор! Чепуха! - Послышался громовой бас, произносивший отрывистые
слова, и к телу ортеги приблизился очень высокий и худой доктор Робиль в
небрежно накинутой зеленой мантии.
- Этот! Человек! Мертв! Как! Камень!
Между докторами завязался ожесточенный спор, сопровождаемый научными
доказательствами. Смотря по тому, кто из двоих одерживал верх, алона то
приходила в отчаянье, то снова начинала надеяться.
И все-таки под конец благодаря пронзительному голосу верх одержал
доктор Робиль, который смотрел на маленького бориля сверху вниз.
- Я! Утверждаю! - Гремел он. - Что! Этого! Человека! Завтра! Надо!
Хоронить!
Но в этот момент "мертвец" пошевелился и открыл глаза. Пораженная
толпа отхлынула в стороны, только алона припала на грудь мужа и с плачем
целовала его лицо.
Ха-ха-ха! Хо-хо-хо! - Заливался смехом Бориль. - Высокоученый доктор
Робиль чуть не похоронил живого человека! Вот так светило науки! Но
посрамленный Робиль не сдавался:
- это! Еще! Надо! Доказать! Что! Он! Живой!
И он сердито ушел с площади, величественно запахнувшись в свою
зеленую мантию.
Кое-кто из зрителей расмеялся при последних словах робиля но доктор
Бориль выглядел озабоченным. Очнувшийся ортега ничего не говорил, никого
не узнавал, даже жену, и не понял слов участия, с которыми к нему
обратился сам король уконда.
- Странно, очень странно! - Бормотал доктор Бориль. - Взгляд ортеги
блуждает как у новорожденного младенца, и движения его рук и ног так же
беспорядочны. - Интересно, очень интересно! - Оживился он. - Этот случай
может оказаться ценным для науки. Добрая женщина! - Обратился он к жене
ловчего. - Я берусь лечить вашего мужа, и при том совершенно бесплатно.
Не слушая благодарностей алоны, добродушный доктор приказал охотникам
отнести ортегу домой, потому что поставленный на ноги ловчий не мог
сделать ни шага. Бориль пошел вслед за носилками.

УСЫПИТЕЛЬНАЯ ВОДА

Доктор Бориль дни и ночи проводил у постели ортеги. Оказалось, что
ловчий действительно во всем был похож на новорожденого. Он не умел есть и
его приходилось кормить с ложечки. Ортега не говорил ни единого слова, и
только лепетал бесмысленные звуки. Он не понимал обращенных к нему слов и
не откликался на собственное имя....
- Поразительный случай! - Бормотал восхищенный Бориль. - Вот
рассказать бы о нем верхним докторам! Жизнью ручаюсь, что они не видели
ничего подобного!
Но востановление утраченных способностей шло у ортеги с поразительной
быстротой. Уже к вечеру он говорил "папа" и "мама", что было смешно при
его бороде и делал первые робкие шаги, держась за руку сына.
На второй день речь его стала совсем связной, сознание прояснилось
помощник ловчего куото разговаривал с ним много часов подряд, рассказывал
о разных случаях на охоте, и все это вновь оживало в памяти ортеги. Еще
один день напряженных занятий, и ловчий, приведенный доктором борилем к
королю, рассказал о своем необыкновенном приключении в лабиринте.
- Но когда мы нашди вас, этот бассейн был совершенно пуст! - Вскричал
пришедший с ловчим куото и тут же добавил: - прошу прощения у вашего
величества за нарушения приличий!
- Как - пуст? - Переспросил ортега помощника.
- Там не было ни капли воды, - заверил куото.
- Не может быть! - Вскипел ловчий. - Не приснилось же мне все это?
- А. Может. Быть. И. Приснилось. - Ехидно заметил доктор Робиль. -
Ведь. Вы. Так. Крепко. И. Долго. Спали.
В лабиринт снарядили экспедицию. Ее вел ортега, к которому полностью
вернулись его способности. С ним отправились, кроме охотников, министры
земледелия и промышленности короля уконды и доктора Бориль и Робиль.
Удивление ортеги было необычайным, когда оказалось, что бассейн
действительно был пуст.
- Но как все это могло произойти? - Бормотал он. - Ведь я же
прекрасно помню, что меня свалил сон после того, как я выпил воды из этого
бассейна...
Люди уже собрались уходить. Но тут доктор Бориль высказал мысль,
которая привела к тому, что жизнь в стране подземных пудокопов совсем
переменилась. Он сказал:
- а может быть, вода здесь появляется и исчезает? Она выходит из
скалы по временам и снова скрывается обратно!
Доктор Робиль тут же высмеял эту догадку, и уязвленный Бориль
предложил проверить ее.
- Останемся здесь на неделю, на две, на месяц наконец! - Вскричал он.
Может. Быть. На. Год? - Насмешливо спросил Робиль.
- Если в течение месяца вода не появится, я признаю себя побежденным,
- смело заявил Бориль, - и в знак поражения обойду город семи владык на
четвереньках!
- Согласен - ухмыльнулся Робиль.
Два доктора остались дежурить у исчезнувшего источника, а что-бы им
не было скучно, с ними остались и два министра, заинтересованные спором.
Кстати, вчетвером было удобнее играть в кости, которые оказались в кармане
у одного из министров завзятого игрока.
- А как же ваши министерства? - Поинтересовался ортега.
- Обойдутся и без нас, - беспечно сказал министр земледелия.
Министры приказали принести в пещеру постели и все необходимое для
пребывания в лабиринте: провизию, вино, фрукты. К ним должны были
наведоваться через день и пополнять запасы
Пять раз возвращался ортега в эту пещеру, и каждый раз все в ней
оставалось по старому. Бассейн был пуст, доктор Бориль поддразнивал робиля
и советовал ему заблаговременно учиться ходить на четвереньках, а Бориль с
каждым днем становился все мрачнее.
Но на шестой раз ортега и его охотники увидели неожиданную картину:
два доктора и два министра лежали на полу пещеры неподвижные без дыхания,
без биения сердца. Между ними валялись кости: партия осталась
недоигранной. А источник опять был пуст!
Когда к синему крыльцу принесли четырех спящих, король уконда сказал:
- Теперь все понятно. Эта вода, которая таинственно появляется и
исчезает, - усыпительная! Мои министры и два доктоРа проявили большое
легкомыслие, напившись чудесной воды все разом. Что ж? Будем ждать, когда
они проснуться. Отнесите этих сонь по домам и докладывайте мне об их
состоянии каждый день.
Ловчий ортега спал две недели. Но вот прошли две недели, и месяц, и
полтора, а спящие оставались в том же положении: тела их были теплы и
гибки, но дыхание не чувствовалось, сердце не билось.
Первым пробудился доктор Бориль. Это случилось на пятьдесят третий
день после того, как он наппился усыпительной воды как и ловчий ортега,
Бориль совсем был подобен новорожденному ребенку. А это было для него
настоящей бедой.
В подземной стране было только два врача, третьему там было нечего
делать: не нашлось бы практики. Врачи передавали свои знания по
наследству, от отца к сыну. Но отцы бориля и робиля давно умерли. Кто же
теперь обучит двух бывших докторов медицины?
Семь королей пришли в ярость, когда поняли, что останутся без
врачебной помощи. Они даже подумывали повесить ортегу за то, что он нашел
этот проклятый источник, но потом одумались: ведь это никак бы не помогло
бы делу.
Бориль за три дня выучился ходить и говорить, но вся медицина начисто
выветрилась из его головы. К счастью, в доме сохранились записки его отца
и тетрадки, в которых Бориль делал уроки. Через две недели Бориль смог
кое-как лечить больных.
К этому временни проснулся Робиль.
- Учить его буду я! - Сказал Бориль, и понятно, никто не возражал.
Заполучив в руки своего врага и соперника, толстенький доктор
постарался извлечь из этого все выгоды. Когда Робиль заговорил, и в нем
пробудилось сознание, Бориль начал ему внушать:
- ты знаешь, кто я такой? Я - знаменитый доктор Бориль, светило науки
твой единственный наставник и покровитель, без которого ты навек остался
бы глупцом и невеждой. Запомнил? Повтори!
И длинный Робиль, согнувшись чуть не вдвое и глядя сверху вниз на
учителя влюбленными глазами, говорил:
- вы - знаменитый доктор Бориль, светило науки, мой единственный
наставник и покровитель. Без вас я навек остался бы глупцом и невеждой...
- То-то же, помни это всегда и не слушай тех, кто будет говорить тебе
что-нибудь другое.
Министры, наглотавшиеся воды больше всех, проснулись одновременно
через три месяца после того, как заснули. Король уконда рассерженный их
самовольной отлучкой со службы и долгим сном, велел внушить им, что до
своего сна они были лакеями во дворце. А членам их семьи было наказано под
страхом строгой кары ничего не говорить беднягам об их прошлом. Этот
смелый опыт вполне удался. Оба министра совершенно забыли прошлое.
Облаченные в лакейские ливреи, они резво бегали по дворцу с подносами,
чистили обувь, прислуживали за обедом.

БЛЕСТЯЩАЯ МЫСЛЬ

В ту пору, когда случились эти странные события, из всех семи
хранителей времени выделялся умом и честностью Беллино. Его дельные советы
выслушивались и исполнялись не только другими хранителями, но даже и
королями.
И вот, после того как был открыт источник чудесной воды, этому
Беллино пришла в голову замечательная мысль.
- А что, если усыплять королей на то время, пока они не царствуют? -
Сказал сам себе Беллино и испуганно оглянулся: не подслушивает ли кто?
Сначала эта идея показалась хранителю времени дерзкой и невыполнимой,
но чем больше он над ней раздумывал, тем больше она ему нравилась.
- В самом деле - рассуждал Беллино, - сейчас народ кормит семь
королей с их семьями, семь придворных штатов, семь разнузданных лакейских
банд, семь воинских отрядов, семь шпионских шаек. Это больше тысячи
нахлебников. А если осуществится моя выдумка, то на шее народа будут
только полторы сотни бездельников, а остальные станут мирно спать без
сновидений, не заботясь о своих желудках.
Сначало старый Беллино раздумывал над своим планом один, а потом
поделился мыслями с маленьким толстеньким доктором борилем.
Бориль пришел в восторг.
- Клянусь всеми горчичниками мира, - воскликнул он, - это поистине
гениальная идея! Вот только согласятся ли наши повелители спать? -
Задумчиво добавил он. - Ну, да мы сумеем их уговорить!
Но прежде всего надо было исследовать все загадочные свойства
усыпительной воды. Этим занялся Беллино вместе с доктором борилем и
робилем.
Выяснилось, что чудесная вода появлялась из скалы раз в месяц. Она
наполняла небольшой круглый бассейн, держалась в нем несколько часов, а
потом опять уходила в неизведанную глубь земли.
Воду набирали в сосуды, приносили в пещеру, но уже через сутки она
теряла свое усыпительное свойство. Что бы заснуть, следовало пить
волшебную воду вскоре после ее появления.
Не сразу удалось подобрать такие дозы воды, которые усыпляли бы
человека ровно на шесть месяцев - ни больше ни меньше. Эти опыты отняли у
белино и его помощников много времени.
С разрешения семи королей, которые еще не знали, к чему все это
клонится, доктора усыпляли ремеслинников и пахарей. Те охотно соглашались,
потому что долгий спокойный сон давал им отдых от тяжелой работы.
Наконец, опыты закончились. Было найдено и отмерено такое колличество
чудесного напитка, которое усыпляло взрослого мужчину как раз на полгода.
Для женщины этого напитка требовалось меньше, а для ребенка совсем
немного.

БОЛЬШОЙ СОВЕТ

Когда все подготовительные работы завершились, Беллино попросил
королей собраться на большой совет. По обычаю на таком совете
присутствовали все короли с семьями, их министры и придворные.
Необычайно красочное зрелище представлял собою круглый зал радужного
дворца, где заседал большой совет. Ярко освещенный гирляндами
фосфорических шариков, он разделялся на семь секторов, каждый для
придворного штата одного из королей. А каким разнообразием отличались
одежды подземных владык и их придворных!
В одном секторе блистали всевозможные оттенки зеленого цвета от
самого темного до нежно-изумрудного. Другой поражал переливами красного в
чудесных сочетаниях. А дальше шли строгие синие и фиолетовые цвета,
небесно-голубой, солнечно-желтыйй... Здесь побледнела бы от зависти сама
радуга, если бы спустилась с неба в этот огромный подземный зал.
Глаз, утомленный однообразными бурыми, коричневыми, темнокрасными
тонами, преобладавшими в природе подземной страны, отдыхал и нежился на
этом буйном празднике ярких красок. Как видно, недаром мудрый король
карвенто еще двести лет назад издал закон, приказывавший вносить как можно
больше цветных пятен в скудную окраску подземелья. По приказу карвенто
стены домов, столбы, огораживавшие земельные участки, дорожные указатели
окрашивались в яркие бирюзовые, голубые, жемчужные тона.
Вошел последний запоздавший король с женой и с двумя сыновьями, и
можно было начинать собрание.
С разрешения царствовавшего в том месяце короля Асфейо, слово взял
хранитель времени Беллино. Он начал говорить о том трудном положении, в
каком находится страна. В ней уже давно не хватает рабочих рук, с каждым
годом поступает все меньше налогов, а из-за этого приходиться ограничивать
роскошь королевских двров...
- Позор! Безобразие! - Раздались возгласы с тех мест, где сидели
короли.
- Я согласен с тем, что этому надо положить конец, - спокойно
согласлся Беллино, - и кажется, нашел средство.
- Гм, интересно, - крикнул крроль Асфейо. - Послушаем.
И Беллино рассказал о своем необычайном замысле. Наступила долгая,
томительная тишина. Люди обдумывали, как им отнестись к этому дерзкому
предложению. А Беллино начал соблазнть королей выгодами нового плана.
- Вы подумайте, ваши величества, как это будет для вас удобно! Сейчас
вы отцарствовали один месяц и потом томитесь от безделья целых полгода,
ожидая своей очереди. Отсюда всякие ссоры и интриги. А тогда время от
одного до другого царствования будет пролетать для вас как одна минута.
Вся ваша жизнь будет одним сплошным царствованием, прерываемым лишь
незаметно приходящими периодами волшебного сна. Но ведь вы и теперь спите
каждые сутки!
- А это здорово придумано! - Воскликнул один из королей.
- Конечно здорово! - Подхватил Беллино, обрадованный поддержкой. - И
помимо всего прочего я и почтенные доктора Бориль и Робиль (оба доктора
встали и важно поклонились собранию), мы установили, что этот сон, хотя и
долгий, совершенно не влияет на продолжительность жизни, он просто
вычеркивается из нее. Вместо отведенных вам природой шестидесяти лет вы
будете жить, господа, по четыреста лет, срок вашей жизни возрастет в семь
раз!
Ошеломленные таким заманчивым предложением, члены совета долго
молчали. А потом король уконда в восторге воскликнул:
- Решено! Я первым ложусь спать!
- Почему первым! - Ревниво воскликнул король Асфейо. - Срок моего
правления истекает на той неделе, значит, я и ухожу на покой! А вы, ваши
величества, ждите своей очереди!
Королева ринна спросила:
- а нужно ли усыплять придворных и лакеев. Быть может на всех не
хватит волшебной воды?
- Воды хватит, - успокоил ее доктор Бориль. - Да и что станут делать
придворные, солдаты и шпионы, пока короли спят? Строить разные коварные
замыслы?
- Нет, нет, - в один голос закричали короли и королевы, - усыплять,
так всех усыплять!...

НОВЫЙ ПОРЯДОК В ПЕЩЕРЕ

В первый же день появления чудесной воды король Асфейо был усыплен со
всей семьей, с придворными, слугами воинами и шпионами. Странно было
смотреть, как сначало сам король, а потом его жена и дети выпивали из
хрустальных кубков точно отмеренные докторами дозы воды и тотчас
опускались на мягкий ковер, охваченные необоримым сном. За ними пришла
очередь придворных слуг, воинов, шпионов. Лакеи короля уконды, который
ступил на престол после Асфейо, с шутками и смехом переносили уснувших в
специальную кладовую и укладывали на полки расположенные в несколько
ярусов. Там их пересыпали порошком от моли. А что-бы спящих не обгрызли
мыши, которых в стране пдземных рудокопов было множество, в кладовой
поселили двух ручных сов, заменявших в пещере кошек.
Проходил месяц за месяцем - и новые партии спящих заполняли новые
кладовые. Население страны начало чувствовать облегчение: меньше
требовалось продуктов в королевский дворец, больше оставалось простым
людям.
Но всю выгоду великой идеи Беллино люди поняли через полгода, когда
из семи шумных башен радужного дворца шесть стали тихи и пустынны, и
только в одной бурлила жизнь. Там шли пиры, гремела музыка, раздавались
заздравные песни, но терпеть это было неизмеримо легче, чем в прежнее
время, когда веселью предавались все семь королевских дворов разом.
Хранитель времени Беллино был окружен необычайным почетом люди при
встречах кланялись ему до земли, пока он, скромный от природы, не запретил
это. Конечно, сам Беллино не пил чудесного напитка и не погружался в
очарованный сон: ему поручили следить за порядком смены королей. И он
делал это так хорошо, что народ постановил:
- не нужно семи хранителей времени, теперь они вносят путаницу. Пусть
один Беллино будет бесменным хранителем времени и выбирает помощников по
своему вкусу. А когда ему придет пора уходить на покой, народ выберет его
преемника из самых почетных и уважаемых граждан подземной страны.
Так и повелось с той поры.
Для хранителя времени и его помощников самым беспокойным временем
были дни, когда просыпалась очередная партия спящих и надо было в какие
нибудь три дня всех обучить ходьбе, речи востановить память...
А потом для партии проснувшихся наступал месяц беспрерывного
бордствования. За полгода покоя они накапливали столько сил, что
ежедневный сон не был им нужен, и они весь месяц отдавали веселью. За
пиром шла охота на шестилапых, рыбная ловля, поездка на крылатых ящерах, и
снова начинался пир...
Королю некогда было управлять страной и издавать новые законы.
Незаметно получилось так, что бремя правления и все государственные заботы
пали на хранителя времени, а за королями оставался только почет да титул.
Еще Беллино позаботился о сохранении источника, который получил
название священного. А потом и саму пещеру прозвали священной. Бассейн, в
котором появлялась вода, был заключен в круглую красивую башенку из
разноцветного кирпича, и у входа в нее всегда стоял караул.
Усыпительную воду обьявили государственной собственностью и кто хотел
получить порцию такой воды, должен был взять разрешение от хранителя
времени и двух докторов, потомков бориля и робиля. Такие случаи бывали,
если в какой-нибудь семье происходили неприятности и ссоры. Муж и жена
засыпали на несколько месяцев, а когда просыпались, все прошлое
забывалось.
Так проходило век за веком в этой стране отделенной от верхнего мира
огромной толщей земли и соединенной с ним только одним выходом, где велась
торговля между рудокопами и обитателями голубой страны.
За проишедшие столетия характер подземных жителей сильно изменился:
они стали подозрительными, боялись каких-то коварных замыслов верхних
людей, и стражи с луками и стрелами наготове то и дело летали на драконах
под потолком пещеры, высматривая врагов.
Века шли. И в подземной стране сменились многие поколения простых
людей, только в радужном дворце жизнь шла совсем медленно. За семьсот лет,
протекших со дня первого усыпления, не более двух раз переменилось семь
подземных королей, их приближенные и слуги.
Умственно эти люди не менялись за всю свою долгую жизнь, ведь они,
просыпаясь после очередного сна, забывали все, что раньше знали, их
приходилось учить всему заново, а многому ли научишь человека, когда весь
курс учения продолжается три-четыре дня?
И народ уже начал размышлять, нужны ли стране эти семь королей,
которые спят или пируют, но не занимаются делами государства. Однако еще
слишком было велико почтение к монархам, унаследованное людьми от предков,
и мало кто всерьез задумывался над тем, как свергнуть королей и жить без
них.
Неожиданный случай разрушил порядок, веками сложившийся в подземной
стране, и все перевернул.

ЕЩЕ НЕСКОЛЬКО СТРАНИЦ ИЗ ИСТОРИИ ВОЛШЕБНОЙ СТРАНЫ

Необычное событие произошло однажды в волшебной стране. Это случилось
ровно через триста лет и четыре месяца после того, как зверолов ортега
нашел в лабиринте усыпительную воду
На материке, который к тому времени стал уже называться американским,
жили в разных концах четыре волшебницы: две добрые и две злые. Добрых
волшебниц звали Виллина и Стелла, а злых - Гингема и Бастинда: злые
волшебницы были родными сестрами, но вечно враждовали и знать не хотели
друг друга. Людские поселения придвигались все ближе к убежищам волшебниц,
и те, как некогда могучий Гуррикап, решили переменить свое место
жительства.
Странно, что эта мысль пришла в голову всем феям, но чего только не
бывает на свете! Волшебницы посмотрели в свои магические книги, и всем им
пришлась по душе волшебная страна, отделенная от мира великой пустыней и
неприступными горами. Их книги также сказали им, что страну населяют тихие
маленькие люди, которых легко подчинить, и что там нет ни одного
волшебника или волшебницы, с которыми пришлось бы бороться за власть.
Но четыре феи были неприятно поражены, когда, добравшись разными
путями до волшебной страны (и, конечно, не забыв захватить с собой
волшебные пожитки!), они встретились лицом к лицу.
- Это - моя страна! - Взвизгнула высохшая от вечной злости Гингема. -
Я первая явилась сюда!
- Действительно, она опередила своих соперниц на целый час.
- Ваши аппетиты слишком велики, сударыня, - насмешливо заметила
красавица Стелла, обладавшая секретом вечной юности. - Нам всем хватит
места в этой большой стране.
- Ни с кем не хочу делится, даже с сестрой Гингемой, - заявила
одноглазая Бастинда с черным зонтом под мышкой, который переносил колдунью
с места на место на манер ковра-самолета. - Знайте феи, что, если дойдет
до драки, вам придется плохо...
Добродушная седая Виллина ничего не сказала. Она вынула из складки
своей одежды крохотную книжечку, подула на нее, и книжечка обратилась в
огромный том. Другие волшебницы посмотрели на Виллину с уважением: сами
они не умели так обращаться со своими волшебными книгами и таскали их с
собой в натуральном виде.
Виллина начала перебирать листы книги, бормоча:
- абрикосы, ананасы, африка, бинты, булка... Ага, вот оно... Война! -
Волшебница прочитала несколько строк про себя и торжествующе усмехнулась:
- хотите воевать? Давайте!
Гингема и Бастинда струсили. Они поняли: борьба будет серьезная, и
наверное, волшебная книга Виллины сулит им поражение. И четыре феи кончили
дело полюбовно.
Конечно, книги сказали им о существовании какой-то пещеры но туда
пойти никто не захотел. По воле жребия Гингеме досталась голубая страна,
Виллине - желтая, Бастинде - фиолетовая, стелле - розовая. А центральную
область они оставили свободной, чтобы она разделяла их владения и им реже
приходилось бы встречаться. Волшебницы даже договорились, что никто из них
не будет надолго покидать свою страну, и дали в том клятву. Потом
отправились - каждая в свою сторону.
К тому времени королевская власть сохранилась только в пещере:
наверху ее нигде уже не было. Народам надоело терпеть королей, которые
постоянно враждовали и затевал< войны. Они восстали и свергли тиранов.
Мечи были перекованы на серпы и косы, и народы зажили спокойно.
Племя людей, прежде населявшее голубую страну, куда-то ушло, а вместо
него появились маленькие человечки, имевшие смешную привычку постоянно
двигать челюстями, как будто они что-то пережевывали.
За это их прозвали жевунами.
Это был злосчастный день для жевунов, когда в их стране появилась
колдунья Гингема. Взобравшись на высокую скалу, она так пронзительно
заверещала, что ее услышали жители всех окрестных деревень и все собрались
на ее зов. И тогда, глядя на трепещущих от страха человечков, злая старуха
сказала:
- я, могучая волшебница Гингема, обьявляю себя повелительницей вашей
страны. Моя власть беспредельна. Я могу вызывать бури и ураганы...
На лицах жевунов появилось недоверие.
- Ах, вы еще сомневаетесь?! - Рассвирепела Гингема, - так вот же вам!
- Она распростерла полы своей черной мантии и забормотала непонятные
слова: - пикапу, трикапу, лорики, ерики, турабо, фурабо, скорики,
морики...
И тотчас подул сильный ветер, а на небе появились черные тучи.
Испуганные жевуны упали на колени и признали власть Гингемы.
- Я не буду вмешиваться в ваши дела, - сказала волшебница.
- Сейте хлеб, разводите кур и кроликов, но мне будете платить дань:
собирать для меня мышей и лягушек, пиявок и пауков - этими лакомствами я
питаюсь.
Жевуны ужасно боялись пиявок и лягушек, но Гингема была страшнее, они
поплакали и смирились.
Гингема выбрала для жилья большую пещеру, развесила под потолком
связки мышей и лягушек, зазвала из леса филинов. Жевуны даже близко не
подходили к пещере волшебницы.
Но им нужны были металлы для кос, серпов, плугов и драгоценные камни
для украшений. Поэтому они продолжали торговать с подземными рудокопами, и
в определенные дни собирались у торговых ворот, ожидая звука полночного
колокола.
Самих рудокопов жевуны никогда не видали. В течение столетий те так
отвыкли от дневного света, что могли появляться на верху только в полной
темноте, когда жевуны спали.
Бастинда так же легко, как и ее сестра, захватила власть над
фиолетовой страной, которую населяли смирные трудолюбивые мигуны,
получившие такое прозвище за то, что беспрестанно мигали.
Колдунья приказала построить себе дворец, заперлась в нем с
несколькими слугами и жила там, всеми невидимая.
Зато жителям желтой и розовой страны повезло: власть над ними приняли
добрые Виллина и Стелла, эти волшебницы не угнетали свои народы, а
всячески им помогали и старались улучшить их житье.
Так шли дела в волшебной стране в продолжении столетий, а потом
случилось событие, на первый взгляд незначительное, но имевшее важные
последствия.
В америке, в штате канзас, жил неудачник по имени джемс Гудвин. Не то
чтобы он был ленив или глуп, а просто ему не везло в жизни. За какое бы
дело он не брался, у него ничего не получалось. Наконец он купил воздушный
шар и начал подниматься в воздух во время ярмарок на потеху зевакам, с
которых собирал деньги за представление. Как-то раз случился ураган,
веревка, которой был привязан шар, лопнула, ветер подхватил его и занес
вместе с Гудвином в волшебную страну.
На счастье Гудвина, ураган забросил его в центральную часть страны,
свободную от власти волшебниц. Но сбежавшиеся люди, видя, что этот человек
спускается с неба, приняли его за великого чародея. Гудвин не стал их
разубеждать.
В течение нескольких лет он построил великолепный город и выменял для
его украшения множество изумрудов у жителей подземной страны. Свой город
Гудвин назвал изумрудным, а когда его постройка окончилась, он заперся от
людей в роскошном дворце и распустил слух, что он самый могучий чародей на
свете и может творить необыкновенные чудеса.
Посетителям Гудвин являлся в различных странных видах, пугавших
людей. И голос, таинственно доносившийся со стороны, говорил всем:
- я - Гудвин, великий и ужасный! Зачем ты отрываешь меня от мудрых
размышлений?
Гудвин очен! Старался поддержать свою славу великого волшебника. Это
эму удавалось хорошо, и он совершил только одну крупную ошибку: задумал
захватить владения Бастинды, война была короткой, летучие обезьяны,
которыми повелевала злая фея быстро разбили войско Гудвина и самого его
чуть не захватили в плен. Но ему удалось бежать. С той поры прошло много
лет, о неудаче Гудвина позабыли, и даже феи считали его великим чародеем.
Гудвина разоблачила маленькая девочка эли, случайно попавшая в
волшебную страну. Вышло это так.

ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ЭЛЛИ В ВОЛШЕБНУЮ СТРАНУ

Элли с родителями жила в обширной канзаской степи. Домиком служил им
легкий фургон, снятый с колес и поставленный на землю. Однажды злая
Гингема решила погубить весь мир людской и наколдовала ураган страшной
силы, долетевший даже до канзаса. Но добрая Виллина обезвредила ураган и
позволила захватить ему только один фургон в канзаской степи: волшебная
книга сказала ей, что он всегда пустует во время бурь.
Но и волшебные книги иногда знают не все: в фургоне оказалась Элли,
вбежавшая туда за своим песиком Тотошкой. Домик был занесен в волшебную