Сказка а не сайт

Хитрая женщина

В какое-то время жила одна женщина, которая занималась тем, что обманывала людей и этим добывала себе средства к жизни. Обманет кого-нибудь, и с утра до вечера ест, пьет и веселится с разными бездельниками, а лишь только все запасы кончатся, она идет обманывать других.
   И вот как-то раз еда у нее кончилась. Раздумывала она, раздумывала, кого бы ей обмануть, и вдруг пришла ей на ум одна ханым, жившая в том же квартале, что и она. А она знала, что эта ханым любила водоноса. Ее-то и решила она обмануть.
   Женщина отправляется прямехонько к ней в дом. Болтает о том о сем; смотрит: весь двор полон птицы — гуси, утки, индюки, и все кричат разными голосами.
   — Ханым, зачем тебе столько птиц — от их гоготания разговаривать нельзя, — говорит она хозяйке, а та отвечает:
   — Ах, это все мой муж; он ест только птичье мясо и потому каждый день приносит птицу. Мне этот гам тоже надоел. А что поделаешь?
   — Да ты отдай их мне ненадолго, я выучу их петь песни, а затем пригоню назад. И как тебе тогда будет приятно!
   — А разве такие птицы могут петь песни? — спрашивает ханым.
   — Еще как поют — одно удивление. Вот только кормить их надо рисом и изюмом; если они будут есть кукурузу, тогда, конечно, не запоют.
   Хозяйка поверила ей.
    Хорошо, бери их, гони, а когда научишь петь, я тебе
   еще и денег дам.
   С этими словами она отдает обманщице всю птицу, да еще мешок рису и мешок изюму в придачу.
   И вот женщина берет мешки и гонит к своему дому целое стадо птиц. Она снова собирает бездельников, опять пьет и ест с ними, каждый день режет по одной птице, фарширует ее рисом и изюмом, жарит и подает на стол.
   За короткое время от целого стада птиц осталось три-четыре штуки.
   Женщина набрасывает на спину фередже и идет к ханым. А та, увидев ее, спрашивает:
   — Ну как, научила птиц петь?
   — Хай-хай, неужели же нет? Приходи-ка, послушай! Каждый стишок поют с припевом: «Ханым любит водоноса!»
   Услыхала ханым эти слова, испугалась и подумала про себя: «Смотри-ка, они видели, как приходил ко мне водонос, оттого теперь и поют так». Тогда она говорит женщине:
   — Знаешь, сестра, уж больно надоели мне эти птицы.
   Оставь их у себя, я тебе их дарю.
   — Ах, что я буду делать с таким стадом птиц? Хватит у меня и своих забот! Сейчас пойду, пригоню их обратно.
   — Душенька, возьми их себе, я дам тебе еще пятьсот ку-рушей, ступай, занимайся своими делами.
   — Ах, что мне делать с пятьюстами курушей? Вот если ты дашь тысячу пятьсот курушей, тогда я, может быть, и оставлю птиц у себя.
   Что делать той ханым? Она дает обманщице тысячу пятьсот курушей, а та забирает деньги, идет домой и снова веселится с бездельниками.
   Вскоре и эти деньги кончаются. Надо придумать что-нибудь новое.
   Узнает женщина, что у падишаха умер маленький ребенок. Она сейчас же отправляется, выкапывает ребенка из могилы, закутывает в расшитое шелком одеяло, берет на руки и приходит в лавку золотых дел мастера. Тот думает, что это мамка падишахского сына.
   — Ах, пожалуйте, ханым, что угодно? — ухаживает он за ней так и этак.
   — Мы отдаем замуж дочку падишаха, мне нужна очень хорошая алмазная заколка, пара браслеток, пара серег, несколько алмазных булавок и несколько штук колец — положи все это в коробку, я снесу госпоже султанше, она выберет по своему вкусу.
   
   Золотых дел мастер кладет в коробку все, что потребовала женщина, и отдает ей.
   — Может быть, ты мне не веришь, так я пока оставлю шахзаде у тебя. Только смотри не притрагивайся к нему. Коли с ним, упаси аллах, что-нибудь случится, — падишах с тебя голову снимет!
   — Что ты, что ты, — говорит мастер, — я даже не дотронусь до него; вот положи его в комнату, сама закрой дверь и ступай.
   Женщина кладет мальчика на постель, берет коробку и уходит. Оставив ее у себя, она снова приходит к мастеру.
   — Ну, как мой шахзаде, не проснулся?
   — Нет, госпожа, — отвечает мастер, — спит, голоса даже не подал.
   Женщина входит в комнату и открывает лицо ребенка.
   — Ох, что случилось с моим шахзаде? Он не дышит! Эй,
   малый, что ты с ним сделал? — плачет, кричит и рвет она на
   себе волосы.
   Мастер оторопел.
   — Да я даже в комнату не входил.
   — Постой, я сейчас пойду к падишаху, пусть он велит отрубить тебе голову, — кричит обманщица и выходит из дверей лавки.
   Бедняга думает: «Если эта женщина впрямь пойдет к падишаху — что тогда будет со мной?» И вот, ухватившись за полу ее платья, он начинает умолять:
   — Смилуйся, госпожа, придумай что-нибудь, не губи мою
   голову! Вот тебе тысяча золотых, да вот еще и деньги за те
   драгоценности, что ты взяла; пусть все это будет твоим —
   только спаси меня от беды.
   Женщина забирает у мастера деньги, берет на руки ребенка и идет домой. Там она роет посреди двора яму и, закопав ребенка, снова предается веселью.
   Проходит некоторое время, и хитрая женщина слышит, что у падишаха умерла жена. Тогда она одевается, выходит на улицу, подходит ко дворцу и начинает изо всех сил реветь да причитать:
   — Ах, моя сестричка, ты была благородная, а я — голодная, ты ни разу не пришла меня навестить, теперь ты умерла, сердце мое сожгла, на кого ты меня покинула? — и рвет на себе волосы.
   Мать падишаха услыхала эти слова и подумала: «Глядите-ка, у нашей невестки была сестра, а она даже не говорила об этом», — и кличет ее к себе.
   А женщина вошла и так разрыдалась, что ей стало дурно. Ее кладут в отдельную комнату и оставляют ее одну.
   После похорон приходят хекимы и с трудом приводят ее в чувство. Падишах, пожалев ее, дает разрешение пожить женщине несколько дней во дворце.
   Живет женщина там, везде ходит, ко всему приглядывается и в конце концов изучает весь дворец.
   И вот однажды ночью, когда все спали, она берет плетку, идет в покои падишаха, запихивает ему в рот подушку, садится на него и стегает плеткой так, что тот теряет сознание, а сама уходит.
   Когда наступает утро, падишах приходит в себя: «Ой, что это было со мной ночью: во сне это было или наяву?» — думает он, смотрит и видит, что все тело у него в синяках. В тот день он с трудом выходит из своих покоев.
   Вечером обманщица опять проникает в покои падишаха и проделывает все то же, что делала накануне. Она бьет падишаха и приговаривает.
   — Наступит утро — обручись с моей сестрой! Наступит
   утро — обручись с моей сестрой!
   И падишах опять теряет сознание. Тогда женщина уходит в свою комнату и ложится спать.
   Утром падишах приходит в себя.
   «Стой, да что же со мной происходит? Кто это делает, джинн или человек?» — думает он и велит позвать хекимов и ходжей. Они дают ему лекарства, но как вылечить падишаха, коль он заболел от побоев? Ничто не помогает.
   На третий вечер женщина снова берет плетку и прирастает к изголовью падишаха.
   — Ты возьмешь мою сестру за себя? Ты возьмешь мою
   сестру за себя? — приговаривает она и жестоко стегает его.
   — Если завтра не возьмешь — я тебя убью!
   Падишах опять лишается чувств.
   Наутро, придя в себя, он велит позвать свою мать и рассказывает ей обовсем.
   — Вот уже три ночи кто-то приходит, бьет меня и приговаривает: «Непременно женись на моей сестре!» Выходит так, что если сегодня я не женюсь, то завтра ночью меня убьют. Что мне делать?
   — Может быть, — отвечает ему мать, — это приходит дух твоей умершей жены. Она хочет, чтобы ты взял за себя ее сестру. Коли так, женись на той женщине, что у нас гостит; она не урод, человек хороший. Может быть,так и избавишься от побоев.
    Что делать падишаху? Он соглашается, велит позвать ходжей, обручается с этой женщиной и начинает вести с ней совместную жизнь.
   Проходит много времени.
   Как-то раз эта женщина, оставшись одна, села перед зеркалом и стала рассказывать ему обо всех своих проделках. А мать падишаха как раз в это время подошла к ее двери и все слышала.
   — Вот ты как, дочка! Значит, ты всех обманула! Подожди,
   пусть только придет мой сын: я велю ему отрубить тебе голову!
   Тогда женщина подбегает к ней и начинает ее обнимать:
   — Ах, моя дорогая матушка-госпожа, я очень люблю тебя,
   высунь язычок, я его поцелую!
   А султанша отталкивает ее от себя.
   — Ах ты потаскуха! Убирайся вон с глаз моих!
   Но что бы она ни говорила, обманщица подходит к ней и так и этак, обманом заставляет султаншу высунуть язык и откусывает чуть не половину. А потом, взяв плетку, до полусмерти избивает ее, укладывает в постель, а сама выходит из комнаты и говорит невольницам:
   — Идите, позовите падишаха: с матушкой-госпожой что-то случилось — заболела, не может ни глаз открыть, ни слова сказать.
   Невольницы идут, зовут падишаха; тот приходит, глядь! — мать лежит в постели и себя не помнит.
   — Помилуй, матушка, что с тобой? — спрашивает он. В
   ответ ни слова. Хитрая женщина начинает плакать:
   — Утром матушка была совсем здорова, не знаю, что
   вдруг с ней приключилось. Скорее надо дать лекарство, может быть, ей станет лучше.
   И падишах велит позвать главного хекима.
   — Когда придет хеким, я не выйду отсюда, сяду в шкаф и
   присмотрю, как бы хеким не сделал матушке чего-нибудь
   дурного. — С этими словами она прячется в шкаф.
   Приходит хеким, осматривает госпожу султаншу и видит, что у нее откушен язык.
   А женщина из шкафа подает хекиму знаки: «Я дам тебе кошелек золота, дай ей отравы, чтобы она за один час собралась да и отправилась на тот свет». Хеким заметил ее знаки и приготовил отравленный шербет. Мать-султаншу заставляют выпить его. Не проходит много времени, как султанша умирает. Когда ее хоронят, женщина обливается горькими слезами.
   После этого проходит несколько дней. Хеким идет к жене падишаха получить обещанные деньги.
   — Я хочу видеть жену падишаха, — заявляет он привратнику.
   Тот идет, докладывает госпоже, а она отвечает:
   — Что у меня за дела с хекимом? Пусть отправляется по
   своим делам.
   Привратник сообщает об этом хекиму, а тот не отходит от ворот. И женщина дает в конце концов разрешение впустить его.
   Вошел хеким в покои госпожи и стал просить деньги.
   — Ты мне подала знак, чтобы я отравил мать падишаха,
   обещала кошелек денег...
   Едва он так сказал, женщина стала рвать на себе волосы.
   — Ах ты мерзавец! Разве я этого хотела? Я тебе делала
   знаки потому, что у тебя перед падишахом шальвары рас
   крылись. Да разве у меня повернулся бы язык сказать:
   «Убей мою матушку-госпожу»? Вот пойду сейчас да и скажу
   о тебе падишаху! — запугивает она хекима.
   Хеким, услыхав такие слова, понимает, что своя шкура дороже, тихонечко выходит из дворца и бегом бежит домой.
   Так вот эта хитрая женщина и достигла исполнения своих желаний.
   Она достигла цели — знай, а ты хоть на стену влезай!