Сказка а не сайт

Сказка о девяти безбородых

Было — не было, а в одно время жили девять безбородых, и все они занимались одним делом — земледелием да извозом.
   У самого богатого было двадцать пар волов, а у самого бедного — одна. Однако сколько зарабатывал за день тот, что имел двадцать пар волов, столько же зарабатывал и бедняк со своей единственной парой.
   И вот восемь богатых безбородых возненавидели девятого — бедняка.
   — Черт возьми, мы работаем на стольких волах, а он с одной парой зарабатывает столько же, сколько и мы.
   — Ну, друзья, что с ним сделать? — держат они совет.
   — Что сделать? Да зарезать у него одного вола.
   — Ну, а как зарезать?
   — А вот завтра утром придем к нему и скажем: «Знаешь,
   друг, сегодня ночью мы видели во сне твоих покойных родителей. Они голодны и просили тебе передать, чтобы ты зарезал
   одного вола, напек хлеба из мешка муки и роздал за упокой
   душ всем и каждому по куску мяса и ломтю хлеба».
   Так и решают они поступить.
   Наутро один из них идет, стучит к бедняку в дверь; выходит его жена:
   — Кто там?
   — Вышли-ка приятеля, пусть выйдет сюда!
   Женщина зовет своего мужа.
   Тот подходит к двери. Безбородый спрашивает его:
   — Как здоровье, приятель?
   — Здоров, иншаллах, — отвечает тот.
   И безбородый говорит все то, что было условлено.
   — Милый человек, да может ли быть такая вещь! А что же я потом буду делать?
   — Этого я не знаю; мое дело было передать просьбу твоих родителей, а ты поступай как знаешь. — И с этими словами он уходит.
   Вслед за ним является второй безбородый, а затем приходят по очереди еще шесть, и все твердят одно и то же. И вот наш бедняга входит в дом и говорит жене:
   — Вот мы не поминаем родителей, и они являются во сне людям: просят за упокой их душ зарезать вола и раздать его мясо.
   — Не верь — это ложь, — уверяет его жена.
   — Как это может быть ложью, — отвечает безбородый, — восемь человек, что ли, лгут?
   И он тут же закалывает одного вола, берет мешок муки, печет хлеб, варит воловье мясо и все раздает соседям.
   Затем бедный малый запрягает в телегу оставшегося вола и выезжает в поле, но и с одним волом зарабатывает столько же, сколько остальные безбородые.
   Обозлились безбородые не на шутку, снова приходят к нему один за другим и рассказывают, что видели сон, в котором его родители просят зарезать и второго вола.
   Бедняга режет и второго вола, раздает мясо и остается с обеими руками под камнем — и пяти пара нет в доме.
   Тогда он сушит воловьи шкуры и говорит жене:
   — Женушка, снесу-ка я эти шкуры в город, продам, может
   быть, получу пять—десять пара, — собирается и уходит.
   Приходит бедняк в город, останавливается около конака кади и кричит:
   — Шкуры продаю!
   Как услыхала это жена кади, велит:
   — Позовите-ка этого человека: посмотрим, что у него за товар. — Слуги приводят безбородого.— Почем отдаешь пару?
   — А вот за двадцать курушей.
   Женщина покупает у него шкуры и оставляет у себя гостем. Его приводят в комнату. А в тот вечер у кади было много гостей, и каждый вновь пришедший говорит ему:
   «Ну-ка, безбородый дядя, подвинься подальше! Ну-ка, безбородый дядя, подвинься подальше!» — И так в конце концов он остается за дверью.
   Вдруг кади вспоминает о нем:
   — А где же безбородый? — Глядь! — а беднягу вытолкнули
   за дверь. — Ай-ай, возьмите отведите его в кухню: пусть он поест и эту ночь поспит там.
   Тогда его забирают на кухню; поев, он ложится спать, однако сон не смыкает его глаз.
   И вдруг он видит, как жена кади-эфенди ночью тихонько пробивается на конюшню. Она, оказывается, сорок лет любила одного пастуха. Он идет следом за ней. Ханым зовет пастуха, а тот сердится, что она опоздала.
   — Помилуй, не сердись! Я никак не могу усыпить эфенди;
   подожди, вот он заснет, я и приду.
   Безбородый возвращается на кухню, засучивает рукава, разводит огонь, кладет на сковородку масло, распускает его; потом берет сковородку, идет на конюшню и зовет пастуха.
   — Вот я пришла, открой рот, я приготовила тебе горяченького кофе, — говорит он и опрокидывает сковородку в рот
   пастуху! Тот замертво падает на месте.
   А безбородый идет обратно в кухню и ложится спать. «Ах ты, жена кади! Полюби-ка теперь на сорок лет пастуха!»
   Тем временем ханым, убаюкав кади-эфенди, идет на конюшню, глядь! — а пастух мертв. Испугалась она и сразу бежит к
   безбородому.
   — Ох, безбородый дядя, там на конюшне был пастух, он вдруг умер; унеси его куда-нибудь.
   — Задаром не пойду.
   — Дорогой мой, хочешь, я сорву с шеи два ряда золотых и
   отдам тебе.
   — Пока не получу денег, не пойду!
   Ханым срывает с шеи золото, отдает безбородому и уходит
   к себе.
   Безбородый берет пастуха, приносит его в дом и прислоняет к двери, а рядом ставит дубину.
   Наступает утро, кади-эфенди встает и хочет выйти на улицу. Смотрит: какой-то пастух загородил ему дорогу.
   Сколько он ни говорил ему: «Посторонись, ей, пастух!» — тот нетрогается с места.
   Кади говорит:
   — Дорогой мой, сойди с дороги, уже время позднее, у меня дела.
   Пастух все стоит.
   — Эй, пастух, если у тебя жалоба, приходи потом!
   Пастух стоит да стоит.
   Тогда кади взял дубину, ударил его легонько по голове, человек и свалился. Испугался кади-эфенди, бежит к безбородому и говорит:
    
   — Ну-ка, вставай! Я тут ударил по голове дубиной одного
   пастуха, и он упал замертво. Чего только не будет делать на
   род, если узнает, что я, кади, убил человека.
   — Эх, да воздаст вам аллах по заслугам! С этим пастухом ни твоя жена, ни ты не даете мне покоя!
   — Помилуй, безбородый, не ори, я дам тебе пятьсот куру-шей, только унеси его куда-нибудь.
   А безбородый в ответ:
   — Пока не получу деньги, с места не двинусь. И кади-эфенди
   дает ему пятьсот курушей.
   Получив деньги, безбородый берет пастуха и бросает в ясли на конюшне. Наутро он идет на базар, покупает осла, сажает на него пастуха и, крепко-накрепко привязав его к ослу, отправляется в путь. Едет-едет, видит: навстречу движется караван. Безбородый тотчас обматывает пастуха поводьями, а сам прячется под кустом.
   Подходит караван в сорок мулов. Начальник каравана кричит:
   — Эй, пастух, сверни с дороги!
   А осел знай идет себе по самой середине.
   Тогда один из караванщиков ударяет пастуха дубиной. Тот падает с осла на землю, а безбородый тотчас же выскакивает из-под куста.
   — Ой, караул, сюда! Брата моего убили! — кричит он, и на
   чальник каравана с испуга бросается в колодец.
   Безбородый отвязывает пастуха, оставляет его под кустом, а сам забирает сорок мулов с товарами и едет в свои родные места. Приехав домой, он сваливает товар у себя во дворе.
   Проходит день, пять дней, безбородый приоделся и гуляет, ни о чем незаботясь.
   Однажды он говорит своей жене:
   — Эй, жена, пригласим-ка наших друзей безбородых похлебать чорбы.
   Напрасно жена уговаривает его не делать этого, он твердит:
   — Во что бы то ни стало созову. Готовь угощение!— и отправляется к безбородым.
   — Эй, приятели, — приглашает он, — пожалуйте нынче вечером к нам похлебать чорбы.
   Безбородые приходят, смотрят — на столбах дома золотые шары; входят в дом, глядь! — потолки и стены разукрашены. Как бы то ни было, они садятся, начинают есть, а потом спрашивают:
   — Эй, приятель, откуда у тебя такое богатство?
   — Да вот были у меня две воловьи шкуры. Я взял их да продал; так и заработал деньги.
   — Ну, а почем продал?
   — Почем продал? По золотому за каждый волосок, да и прикинул-то так, без счета, а если бы по счету, так я бы еще больше получил.
   А те думают про себя: «Черт возьми! От одной пары волов такое богатство нажил, а у нас вон сколько... Мы всех их зарежем!»
   С этим они встают и уходят, а потом, зарезав всех своих волов, нагружают на повозки не просохшие шкуры и отправляются в город.
   Приезжают, останавливаются под конаком кади и начинают кричать:
   — Продаем шкуры!
   Кади посылает своего слугу узнать, что у них за товар.
   — Да вот продаем шкуры, — отвечают они, — за каждый волосок по золотому.
   Слуга идет и докладывает кади.
   — Да они сумасшедшие, возьмите их, посадите в тюрьму!
   Безбородых хватают за руки, за полы и сажают в тюрьму. Там
   их держат неделю, а затем, огрев каждого палкой, выпускают на волю. Они выходят, берут шкуры, смотрят: шкуры-то протухли.
   Безбородые бросают их и возвращаются домой.
   После этого они еще больше возненавидели того беднягу и опять держат меж собой совет:
   — Ну, друзья, теперь что мы сделаем с ним? Обманем его: выведем в степь и там бросим в колодец.Порешив так, они берут мешок и приходят к нему.
   — Друг названый, не пойдешь ли с нами в степь?
   — Почему не пойти? — отвечает он и по-приятельски идет вместе с ними.
   Как вышли они в степь, сразу схватили безбородого, посадили в мешок, хорошенько завязали сверху и положили на краю колодца.
   — Бросить его в колодец так, средь бела дня, — не годится;
   пойдем-ка в харчевню, там посидим, отдохнем, а к вечеру придем и скинем. — Сказав так, они уходят.
   А как раз в это время мимо колодца пастух гнал стадо овец. Безбородый услыхал, что кто-то идет, и стал кричать:
   — Не хочу, не хочу!
   Услыхал пастух его крик и спрашивает:
   — Эй, человече, чего ты не хочешь?
   — За меня отдают дочь падишаха, а я не хочу, так вот меня за это хотят бросить в колодец.
   — Коли так, выходи, я туда залезу.
   Пастух выпускает его из мешка, а сам лезет туда. Безбородый крепко-накрепко завязывает мешок, оставляет его у колодца, забирает овец и уходит.
   Пусть он себе идет, а в это время возвращаются его восемь приятелей навеселе; раскачав мешок, они бросают его в колодец.
   — Ох, слава аллаху, — говорят они, — избавились от него!
   Айда в кофейню.
   А в это время наш пастух гонит перед собой овец и подходит к кофейне с другой стороны.
   — Глядите, — удивляются безбородые, — наш приятель не помер.
   — Ах, чтоб тебе!
   — Да он утонул, это не он!
   — Нет, он!
   — Нет, не он!
   Они подзывают его:
   — Эй, друг, поди-ка сюда!
   — Обождите немного, вот запру скотину, тогда и приду.
   Заперев овец в хлев, наш дядя приходит и усаживается рядом с земляками.
   А те спрашивают:
   — Скажи-ка, приятель, где ты взял этих овец?
   — Где взял? Да в колодце. Вы думали, я утонул, а между тем я, пуская пузыри — гыр, гыр! — набирал баранов; пойдемте туда, и вы тоже наберете.
   Они соглашаются, встают и идут к колодцу. Безбородый говорит:
   — Вы кинули меня в одежде, из-за этого я не мог набрать
   много баранов; а вы лучше разденьтесь, так будет удобнее!
   Жадность этих людей до того велика, что они тотчас же снимают с себя одежду.
   Первый прыгнул и сразу утонул. Видят другие, что он не вылезает, испугались, как бы ему не достались все бараны, и один за другим стали кидаться в колодец.
   Так безбородый избавляется наконец от своих завистников, забирает их одежду и идет домой.
   И вот он вместе со своей женой до самой смерти проводит свою жизнь в счастье и благополучии.