Сказка а не сайт

Девушка и бей

У одной женщины была дочь. Девушка каждый день вышивала на пяльцах, а мать ее ходила на базар и там стирала белье.
   В один из дней, когда мать пошла на базар, а девушка, сидя у окна, вышивала, прилетела птица и села на пяльцы.
   — Ах, девушка, с тобой случится беда! — проговорила
   она три раза и улетела.
   Девушка очень удивилась. Вечером, когда пришла мать, она и рассказывает ей:
   — Так-то и так-то, прилетала птица и вот что сказала!
   А мать и говорит ей:
   — Когда я завтра уйду, ты закрой крепко-накрепко двери
   и окна, и тогда садись вышивать.
   Наутро, когда мать ушла, девушка хорошенько закрыла окна, двери и взялась за вышивание. Птица снова — прррадак! — влетела и села на пяльцы.
   — Ах, девушка, с тобой случится беда! — проговорила
   она три раза и улетела.
   Девушка испугалась и, когда вечером пришла мать, обо всем ей рассказала.
   — На этот раз закрой комнату, влезь в шкаф и вышивай
   там со свечой, — туда уж никто не сможет пробраться, —
   советует ей мать.
   Утром, после того как мать ушла, девушка плотно закрыла двери и окна, зажгла свечу, влезла в шкаф, дверцу замкнула изнутри и принялась за вышивание.
   
   Птица снова влетела, зашумев крыльями, села на пяльцы и опять, как и раньше, сказала три раза:
   — Ах, девушка, с тобой случится беда! — пррр! — и улетела.
   Девушка страшно перепугалась. «Что ж это такое, что-то
   будет со мной?» Ее охватил такой ужас, что она бросила вышивать и только об одном этом и думала. Наступил вечер, пришла мать.
   — Птица и сегодня прилетала, — рассказывает девушка. — Ой, нет мне от нее спасения! Если она еще раз прилетит, я сойду с ума от страха.
   — Тогда я никуда сегодня не пойду, подстерегу ее и поймаю, — решает мать.
   Так она сказала, но пойди-ка поймай ее! Покамест они поджидали птицу, приходят соседки.
   — Сегодня мы идем на гулянье. Отпусти свою дочь с нами, пусть она немного повеселится, — просят они мать девушки.
   — Ах, я не могу ее отпустить, — отвечает та, — не могу никому доверить, потому что три дня подряд прилетала птица и пророчила ей беду.
   Как она так сказала, соседки говорят:
   — Да ты никак с ума сошла: что это за разговоры? Нас
   столько человек — уж если мы не сможем присмотреть за
   одной девушкой, какие мы тогда хозяйки! Ты не беспокой
   ся: мы ее хорошенько повеселим и приведем обратно.
   Соседки уговаривают, успокаивают мать и наконец забирают девушку с собой.
   И вот они гуляют, играют, веселятся.
   На обратном пути девушки подходят к какому-то роднику. Все соседки, попив воды, идут дальше; когда же наша девица начинает пить воду из источника, между ней и ее соседками вырастает громадная стена — такая, что ни с этой на ту сторону, ни с той на эту не перейти!
   Соседки так и ахнули:
   — Ах, какая беда! Теперь нам будут говорить: «Дуры вы,
   дуры! Разве вы понимаете больше матери. Взяли чужую де
   вушку и погубили». Да лучше бы нам превратиться в кам
   ни, чем сюда идти! Да тресни наши головы! Что мы теперь
   скажем матери?
   Они на этой стороне, а девушка на той — стали плакать, потом одна из них и говорит:
   — Слезами ведь горю не поможешь! Пойдем расскажем
   обо всем ее матери, она больше нас понимает, быть может
   что-нибудь и придумаем вместе.
   Они отправляются к матери девушки, а та давно уже поджидает их, сидит у двери и думает: «Уже поздно! Куда они девались?» Увидела их и спрашивает:
   — А где дочь?
   А те, плача и всхлипывая, рассказывают, что случилось.
   — Ах, ведь я вам говорила! — упрекает их женщина, бе
   жит к источнику, подходит к стене, за которой осталась де
   вушка, и обе начинают плакать, каждая со своей стороны.
   Долго-долго они так плакали, и девушка по ту сторону стены уснула.
   Наутро она просыпается, открывает глаза и видит перед собой дверь. «Чему быть, того не миновать!» — думает она и входит в эту дверь; смотрит — перед ней прекрасный дворец. Глядит туда, глядит сюда — в глаза ей бросается сорок ключей, висящих на стене. Девушка берет ключи, открывает тридцать девять комнат: в одной находит золото, в другой — серебро, в третьей — драгоценные каменья, одним словом, в каждой комнате — разные драгоценности.
   Она открывает сороковую комнату, видит — спит молодой бей, около него опахало. Девушка подходит к нему и замечает у него на груди бумагу, а в ней написано: «Кто сорок дней будет читать надо мной молитву и овевать меня — тому все мое имущество; если это будет девушка, я буду ее мужем, а она моей женой». Так было написано в бумаге.
   Девушка тотчас же совершает омовение, садится у изголовья бея, тридцать девять дней читает молитву над ним и овевает его опахалом.
   В утро сорокового дня она подходит к окну: видит в саду арабку. «Позову-ка я ее сюда, пусть она побудет около бея, пока я приберусь немного. Сегодня ведь он должен проснуться!» — думает она и зовет арабку наверх.
   — Ты почитай и помахай немного здесь около бея, я сей
   час приду, — говорит она ей.
   Пока девушка приводит себя в порядок, арабка читает и овевает бея. Вдруг она видит на груди у него бумагу, внимательно читает ее, и все становится ей понятно.
   В это время бей чихает, вскакивает и заключает арабку в объятия.
   Пусть они там обнимаются, а девушка тем временем покончила со своими делами и поднялась наверх. Она входит в комнату, а арабка ее прогоняет:
   — Вот негодная! Я, важная султанша, хожу совсем просто
   одетая, а ты, ничтожная рабыня, ушла наряжаться.
   
   Бей очень удивился этому, но не показал виду и оставил все как есть. Одним словом, девушку послал на кухню стряпухой, а сам стал жить с арабкой.
   Наступает праздник. Бей спрашивает арабку и девушку, какие подарки они желают получить. Арабка просит разных вещей и платьев, а девушка говорит:
   — Я хочу сары-сабур и нож с черной рукояткой.
   Бей обеим купил, то, что каждая пожелала, и опять удивился: почему девушка накануне праздника просит такие бесполезные вещи?Девушка взяла свои подарки и ушла на кухню.
   Когда наступил вечер, бей подумал: «Чудно! Что же она будет делать со всем этим?» — и осторожно спрятался в шкаф на кухне.
   Ночью девушка взяла в руки нож и, держа его перед сары-сабуром, рассказала ему с начала до конца свою историю, похожую на сказку. В то время, как девушка рассказывала, сары-сабур не переставая трещал, раскалываясь на части, а когда сказка окончилась, совсем раскололся.
   — О сары-сабур, сары-сабур, ты — камень терпения и то раскололся, а я ведь только человек, как мне все вытерпеть? — сказала девушка и только хотела вонзить в себя нож, как из шкафа выскочил бей и схватил ее за руку.
   — Ага-а-а, вот как было дело!
   Он берет девушку в жены и начинает праздновать свадьбу сорок дней и сорок ночей, а арабку спрашивает:
   — Чего ты хочешь: сорок лошаков или сорок клинков?
   Арабка отвечает:
   — Сорок клинков — в шею моему врагу; сорок лошаков
   хочу я, чтобы добраться на свою родину.
   Бей приказывает привязать ее к хвостам сорока мулов и стегнуть каждого мула плетью. Мулы помчались в горы, арабка билась с камня о камень, а девушка и бей достигли своих желаний.