Сказка а не сайт

Дильрукеш

Было — не было, а в прежние времена, в решете ли, посреди гумна, когда мой отец моим отцом был, а я у моего отца дочкой был, и отец мой сыном стал, а я моему отцу заменял мать, — знающий, однако, знает, как это надо понимать... на другом краю света, в стране, близкой к тем местам, где обитают дэвы, жили три очень бедных девушки-сестры.
   Каждую ночь до самого утра они шили, вышивали, хлопок пряли; наутро одна из них все это относила на базар, продавала, покупала, что нужно купить, чтобы днем пить, есть и
   топить.
   Однажды падишах той страны, разгневавшись за что-то на своих подданных, приказал, чтобы три ночи никто не смел зажигать в доме огня; кто осмелится нарушить его приказ и зажжет свечу, понесет наказание.
   Что же делать девушкам?
   В темноте работать нельзя, а если они не будут работать, на следующий день останутся голодными.
   Бедняжки вешают плотные занавески на окна своих комнат, зажигают крошечный ночник и так работают.
   На третью ночь после запрещения падишах, взяв с собой одного-двух человек, начинает обходить свою страну.
   И как раз в ту ночь уголок оконной занавески в одной из комнат девушек оказался приоткрытым.
    
   Лишь только падишах увидел свет, он сильно разгневался. Сопровождавшие падишаха люди стараются умерить его гнев.
   — Эфенди, постоим-ка здесь, посмотрим: может быть, у
   хозяев этого дома неотложная работа. Если это не так, то
   какое бы наказание вы ни повелели, наложить его будет
   нетрудно.
   И решили подслушать под окном дома. Вдруг слышат — старшая девушка говорит:
   — Ах, если б падишах отдал меня за своего домоуправите-
   ля, уж поела бы я досыта.
   Средняя говорит:
   — Если б падишах отдал меня за своего хранителя одежд,
   я бы каждый день надевала новое платье.
   А младшая сказала:
   — А вот если бы падишах взял меня за себя, я бы роди
   ла ему двух детей: мальчика и девочку. Когда бы девочка
   смеялась, распускались розы, когда плакала — сыпался жем
   чуг.
   Младшие всегда такие смышленые!
   Падишах, услыхав эти слова, на утро следующего дня велит взять всех трех во дворец: старшую выдает за домоуправите-ля, среднюю — за хранителя одежд, и поселяет их во дворце, а младшую девушку берет себе в жены.
   И вот сестры утопают в драгоценностях, сладко едят и пьют, живут в удовольствиях и наслаждениях.
   Проходят девять месяцев и десять дней, у младшей начинаются роды. Сестры от зависти не знают, что только придумать. Они тотчас же зовут к себе дворцовую бабку-повитуху, дают ей много денег и говорят:
   — Сделай милость, бабушка, помоги нам избавиться от сестры, если кто и может что-нибудь придумать, так только ты.
   — Не беспокойтесь, девушки, все будет сделано как нельзя лучше, — успокаивает их она.
   Едва только жена падишаха родила двух детей — мальчика и девочку, прекрасных, как солнце, старуха забирает детей, а вместо них кладет двух щенят.
   Когда падишаху сообщили, что девушка родила двух щенят, от гнева кровь бросилась ему в голову: он приказывает зарыть бедняжку до пояса в землю на самом видном месте города, чтобы каждый прохожий мог в нее плюнуть и бросить камнем.
   А бабка берет детей, выходит за город и оставляет их
   посреди садов на берегу реки, сама же возвращается во дворец.
   В это самое время к реке подходит садовник, глядь! — на берегу два новорожденных младенца, прекрасные, как солнце. А так как у него детей не было, то он обрадовался им до безумия, скорее схватил и принес к себе в хижину. Вместе с женой они обрезали им пупки, и муж наказал жене хорошенько смотреть за детьми.
   Лишь только женщина дала одну грудь одному ребенку, а другую — второму, по воле всемогущего в обе груди ее прибыло молоко. И вот садовник с женой заметили, что когда девочка плачет — сыплется жемчуг, а когда смеется — начинают распускаться розы. Они очень удивились и обрадовались; тотчас собрали жемчуг и розы и поблагодарили аллаха за то, что он послал им хорошую жизнь.
   И вот садовник разложил по корзинам розы невиданных красок, распустившиеся не по времени, и понес их во дворец.
   Падишаху они очень понравились, и он дал ему много денег.
   Когда садовник и на следующий день принес такую же корзину роз, падишах оделил ими всех придворных. А затем он стал расспрашивать его, как он разводит такие розы, но садовник отделался пустяковыми словами и ничего не упомянул о детях. Однако злые сестры по этим цветам догадались, что дети
   живы.
   — Ой-ой! Наше дело выплывет наружу! — пугаются они и
   велят позвать бабку.
   — Помилуй, бабка, дети объявились! Сделай что-
   нибудь!
   А бабка в ответ:
   — Что вы? Да я выбросила их за горным потоком, пупков
   им не обрезала, они уже давно умерли.
   Долго убеждает она девушек, однако они не унимаются и не перестают ее просить:
   — Где бы ни были эти дети, надо их найти и уничтожить.
   Бабке ничего не остается, как отправиться на поиски
   младенцев.
   Идет она, идет, подходит к тому саду, где живет садовник. Смотрит, а жена его кормит детей грудью. Бабка, недолго думая, подходит к ней с приветствием и начинает разговор:
   Дочь моя, это твои дети? Машаллах, сорок раз машал
   лах! Ну и красивые, не сглазить бы!
   А жена садовника отвечает:
   — Ханым, столько лет не было у меня детей, мы с мужем так тосковали по детскому личику. Аллах подарил нам их.
   — Дочь моя, как же это вышло?
   И жена садовника рассказывает все как было. Бабка говорит:
   — А я вот что слыхала: будто когда девочка смеется — расцветают розы, а когда плачет — сыплется жемчуг. Твой муж вот уже два дня носит розы во дворец, это они и есть?
   — Да, матушка.
   — Вот что, дочь моя, я, жалеючи вас, кое-что тебе посоветую, но только ты, сделай милость, не выдавай меня. Уберите этих детей от себя, а не то плохи ваши дела!
   — Помилуй, матушка, почему же так, отчего дела наши будут плохи?
   — Ах, дочка, разве вы не слыхали, что эти дети рождены младшей из трех девиц, взятых падишахом во дворец? Падишах на нее разгневался и велел закопать в землю, а детей выбросили за город. Ну, да хранит тебя аллах! — говорит бабка и с этими словами уходит.
   Жена садовника от страха не знает, что делать, ждет не дождется своего мужа. Тот приходит, и тоже пугается не на шутку. Со слезами они берут детей, уносят далеко в пещеру, подстилают под них старые мешки и оставляют там.
   А как раз в это время в горах над пещерой лань принесла детенышей. И вот, по мудрости аллаха, она утром и вечером приходит в пещеру и кормит этих детей своим молоком.
   Дети растут день ото дня. В сказках время быстро проходит! — им исполняется по десяти лет. К этому времени от смеха и слез девочки вся пещера наполняется розами и жемчугом.
   Так и росли дети в пещере, вскормленные ланью, никогда не видя человека и не научившись говорить. Правда, они объяснялись между собой при помощи знаков, а благодаря разуму, данному людям аллахом, понимали, что за этой пещерой есть еще и другое место, откуда к ним утром и вечером приходит лань.
   Как-то раз мальчик пошел вслед за ланью и случайно попал на дорогу в город; приходит туда, видит: торговые ряды,
   базары, люди продают и покупают. Он потихоньку пробирается в толпу людей, но не понимает, о чем они говорят, так как не знает человеческого языка. Мальчик показал одну из жемчужин, народ сразу окружил его и стал спрашивать знаками, что он хочет за нее.
   И вот в тот день он получает за жемчужину не только то, что ему нужно для еды и питья, но и кое-что из одежды. Он приносит все это в пещеру и отдает сестре: они вместе едят, пьют, и мальчик начинает учить ее языку, насколько сам научился.
   На следующий день он берет жемчуга побольше, идет на торговую площадь и возвращается, получив на этот раз платье, оружие, коня и многое другое. Так мальчик привыкает к людям, знакомится со своими сверстниками. Мало-помалу он начинает владеть оружием и выходить на охоту.
   Случилось так, что падишах вышел на охоту в тот день, когда охотился мальчик. В лесу они встретились. Как увидел его падишах, сразу воспылал к нему любовью:
   — Ах, какой красивый мальчик! Он мне полюбился, — говорит шах и посылает к нему одного из своих придворных:
   — Узнайте, чей он?
   Тот идет и спрашивает:
   — Мой бей, много ли вы убили дичи?
   А мальчик отвечает без всякого смущения:
   — Зверей, созданных аллахом, много: и вам хватит, и мне!
   — и уходит.
   Падишах возвращается во дворец, но от любви к мальчику становится больным. Женщины спрашивают его, что с ним, и он все рассказывает. Из его рассказов старшие сестры догадываются, что дети опять объявились. Эта весть приводит женщин в сильное волнение. Они сейчас же призывают
   бабку. А бабка им:
   — Милые мои! С ума вы, что ли, сошли! Сколько годов прошло, как садовник отнес их в горы. От них уже и косточек-то не осталось.
   — Не говори так! Падишах рассказывал нам, как выглядит этот мальчишка, — ну, точь-в-точь наша сестра! Помилуй, бабка, ты как там хочешь поступай, но нам про это разузнай.
   — Хорошо, но я этому не верю. Да что они — пери или
   джинны? Нет, нет, это не он! Однако бабка дает сестрам слово, что она обо всем
   разузнает и если это правда, то дело сделает, — и, не откладывая, держит путь в горы, где находится пещера.
   Подходит ко входу в пещеру, глядь! — а там девушка, что солнце, утопает в розах и жемчуге.
   — Селям! — говорит она и входит.
   — Милости просим, матушка, — приглашает девушка и
   оказывает ей великое почтение.
   И вот так они начинают между собой разговор.
   — Дочка, неужели ты здесь в пещере живешь одна?
   — Нет, матушка, у меня есть брат.
   — Днем одна-одинешенька, ты, наверное, скучаешь?
   — Иногда скучаю, да что же делать?
   — А что, брат тебя очень любит?
   — Конечно, любит, разве он мне не брат?
   — Если так, доченька, я посоветую тебе кое-что, но только ты смотри меня не выдавай. На свете есть чудесное растение — терновник, что растет в стране пери Дильрукеш: на каждой ветке у него разные невиданные птицы, каждая поет на свой лад, музыка, благозвучие — невесть что. Вели ему добыть этот терновник, скажи, что тебе одной очень скучно, поплачь, поломайся немного.
   Старуха уходит, направляется прямо во дворец и успокаивает сестер, сказав, что она сумела найти выход.
   Наступает вечер. Перед самым приходом брата сестра принимается плакать, плачет до того, что глаза у нее опухают и делаются величиной с кулак.
   И вот мальчик возвращается с охоты, глядь! — а с сестрой плохо. Он спрашивает, что с ней такое, но девушка ни за что не хочет сказать. Наконец он уверяет ее, что сделает все, что она ни пожелает. Тогда девушка просит его добыть терновые кусты Дильрукеш и говорит, что, если он этого не сделает, она будет непрестанно плакать и этим себя убьет.
   Мальчик призадумался и отвечает ей:
   — Ах, сестрица, я никогда ничего не слыхал о Дильрукеш. Я не знаю, где и как ее искать, как добыть этот терновник.
   Он пробует ее уговорить, но девушка не перестает лить слезы, и мальчик понимает, что его старания напрасны.
   На следующий день он уходит в город, покупает хорошего коня и оружие; часть запасов он оставляет в пещере, часть берет с собой и, простившись с сестрой, отправляется в путь.
   Мало ли едет, долго ли едет, по горам, по долам, по ровному ли месту, с долин, как поток, с холмов, как ветерок, —
   после долгого пути приезжает в страну падишаха-пери.
   Перед ним проходит равнина, которую не перейти каравану, выступают горы, которые не перелететь птице, виднеются ущелья, по которым змея не протащит своего тела. Мальчик, отдавшись на волю аллаха, едет потихоньку и попадает в такую долину, где и глазу не видать, и следу не сыскать.
   Глядит, посреди этой долины — большой красивый дворец, а на подступах к нему расположилась женщина-дэв и спит. Мальчик сейчас же смело погнал коня, подъехал к ней, соскочил и, припав к ее груди, пососал у нее молока.
   — Будь мне матерью на этом и на том свете, — сказал он
   и стал целовать ей руки.
   Женщина-дэв смотрит на него с жалостью.
   — И ты будь моим сыном на этом и на том свете. Я бы
   тебя сейчас же убила, но счастье твое, что ты пососал у меня молока; да и ради матери твоей, что зарыта в землю безвинно, — не трону. Ну, говори, за каким делом пожаловал?
   Когда она так сказала, мальчик со слезами стал умолять ее, чтобы она помогла ему раздобыть терновник Дильрукеш.
   — Сынок, дело мое и моих сыновей — охранять границы
   страны пери, а что там делается внутри — мы не знаем. Вот
   погоди, вечером придут мои сыновья, мы спросим у них. Уж
   если они ничего не знают, тогда я отошлю тебя к средней
   сестре. Сказав так, она дает мальчику пощечину, превращает его
   в маленький комочек и засовывает в дупло зуба.
   Наступает вечер, грохочет небо, сверкает молния — настоящее светопреставление! — и появляются ее сыновья.
   — Пахнет человечьим мясом! — кричат они, а мать серди
   то отвечает им:
   — Разве может при вашей злобе прийти сюда человек.
   Сколько живых тварей вы сегодня съели, — поковыряйте-ка лучше у себя в зубах.
   Они поковыряли и вытащили кто голову, кто туловище какого-нибудь животного. Потом сели возле матери, стали говорить с ней; она их и спрашивает:
   — Сыновья! Если бы кто-нибудь пришел и пососал мне
   обе груди, что бы ему от вас было?
   — Он был бы нашим братом, — отвечают сыновья.
   — Если так, вы, наверное, не причините ему зла. Она вытаскивает из зуба комочек, ударяет по нему, и мальчик принимает прежний вид.
   — Добро пожаловать, брат! — приветствуют они его, и затем мать рассказывает, зачем он к ним пришел.
   Дэвы говорят, что не знают ничего ни о Дильрукеш, ни о ее терновнике, и советуют послать молодца к средней сестре.
   На следующий день они забирают мальчика с собой, в один миг доставляют его к тетке и обо всем ей рассказывают. А та говорит, что не слыхала даже имени Дильрукеш. Так же, как и младшая сестра, она усыновляет молодца, а потом обещает, что вечером, когда придут ее сыновья, она отошлет его к своей старшей сестре. Дэвы оставляют мальчика у своей тетки и уходят.
   Наступает вечер. Приходят ее сыновья, она обо всем им рассказывает; они отвечают, что тоже ничего не слыхали о Дильрукеш. А так как мальчик стал для них братом, то они, не причинив ему вреда, доставляют его к старшей тетке.
   — Кто тебе наговорил о Дильрукеш? — спрашивает она
   его. — Это сокровище, которое охраняется многими талис
   манами, путь к ней покрыт сотнями тысяч трупов. Откуда
   у тебя такая удаль, чтобы сорвать терновник Дильрукеш?
   Милый, да ты погибнешь на этом пути, откажись от своего
   желания!
   Но что бы она ни говорила, мальчик, припав к ее рукам и ногам, страстно молит, и женщина не может устоять перед его просьбой.
   — Молись за твою лежащую в земле мать, все это — ради
   нее, — говорит она, сажает его перед собой и наказывает:
   — Сынок, рано утром ты сядешь на коня и поедешь по такому-то пути, перед тобой появится заброшенный колодец,
   а рядом крохотный лесок; ты поймай в этом лесу несколько
   птиц, подойди к колодцу, соверши намаз1, брось их туда и
   покричи: «Дайте ключ!» Тебе выбросят ключ, а ты возьми
   его и иди дальше. Перед тобой появится дверь. Ты отопри
   ее — откроется пещера, войди в нее, протяни в темноте правую руку и возьми то, что попадет тебе под нее. Затем вернись обратно, брось ключ в колодец и иди, но смотри не оглядывайся; если оглянешься — конец. Вот тебе и все мои
   слова, и да пошлет тебе аллах удачу в твоем деле!
   И вот мальчик делает все, как его научили. Взяв ключ, он отпирает дверь, проходит в пещеру. Со словами: «О аллах!»
   — он протягивает правую руку, берет то, что оказывается
   у него под рукой, затем идет назад, бросает ключ в колодец, а сам натягивает поводья коня и за короткое время прибывает в свою пещеру. Как увидел молодец терновник, сразу забыл все перенесенные им страдания.
   — Вот, сестра, тебе то, что ты желала.
   Пусть девушка развлекается с терновником, а молодец снова выходит на охоту. И опять случилось так, что падишах оказался в лесу. Он видит молодца, разговаривает с ним, и снова, придя во дворец, становится сам не свой.
   Сестры, слушая рассказ падишаха, опять догадываются, что мальчик объявился. Они скорее зовут бабку. Та очень удивилась.
   На следующий день старуха идет в пещеру, глядь! — терновник принесен, и девушка сидит, развлекается. Она оказывает бабке еще больше почтения. А та раскрывает перед ней крышку шкатулки хитростей:
   — Доченька, теперь, если ты заставишь брата принести
   зеркало Дильрукеш, то этот терновник не захочешь и в руки
   взять. Это зеркало, в котором ты увидишь все, что ни пожелаешь, весь свет. Только умоляю, дочь моя, не выдавай меня,
   — говорит она и уходит.
   Вечером приходит домой брат, девушка вся в слезах, и от ее слез вся пещера полна жемчуга, а цвет лица переменился и стал желтым-прежелтым. Он спрашивает, о чем она плачет, и узнает, что на этот раз сестра желает зеркало Дильрукеш.
   Напрасно говорит ей брат о страхе смерти, о дэвах и обо всем, что он испытал на своем пути, — девушка никак не может отказаться от своего желания.
   И вот молодец достал зеркало так же, как добыл терновник.
   Брат и сестра смотрят в зеркало, а в нем и на самом деле весь мир, и они видят все, что только пожелают. Теперь девушка развлекается зеркалом, а мальчик снова ходит на охоту.
   Однажды он снова встречается с падишахом. На этот раз падишах, увидев мальчика, теряет сознание. Его приносят во дворец, и когда становится известно, отчего он заболел, сестры немедленно призывают бабку:
   — Или ты этого мальчика убьешь, или тебе не будет покоя.
   Бабка тотчас идет в пещеру и тысячью хитростей и уловок уговаривает девушку, чтобы она заставила брата добыть теперь уже самое девицу Дильрукеш.
   Приходит вечером брат, девушка начинает лить слезы, как ливень несчастий, и умоляет его достать Дильрукеш.
    
   Удивляется мальчик, откуда у сестры такие необыкновенные желания.
   — Ах, сестричка, я ведь рассказывал тебе о всех страдани
   ях, которые я перенес, с каким трудом я избежал смерти те
   два раза, что ходил к Дильрукеш. А теперь, когда я пойду за
   ней самой, кто знает, какие ужасы меня ждут! Откажись от
   этого желания, не губи меня, — просит он, но девушка и
   слышать ничего не хочет.
   Сказку нашу укоротим! Мальчик на этот раз по-настоящему прощается с сестрой и собирается так, будто идет на смерть.
   Он приходит прямо к старшей женщине-дэву и начинает ее просить и умолять; то ногу ей поцелует, то руку, то опять ногу.
   Узнав, что он пришел за Дильрукеш, женщина-дэв рассердилась:
   — Ишь какой смельчак нашелся! Ну, теперь уж не уйти те
   бе от смерти — лучше откажись от этого!
   Много слов она говорила, но мальчик в ответ:
   — Легко скончаться, да трудно отказаться! Смилуйся, матушка, научи меня, что нужно сделать, и я пойду: или умру,
   или добуду Дильрукеш.
   Он так ее умоляет, что она не может устоять перед его мольбами и опять наказывает ему:
   — На этот раз, сынок, когда ты войдешь в пещеру — передтобой пойдет ровная дорога. Ты, не глядя по сторонам, во
   мраке пойдешь по той дороге. Будешь идти долго-долго и
   выйдешь на свет к кипарисовой роще. За этой рощей —
   кладбище, там — те, что приходили туда, чтобы добыть
   Дильрукеш; все они от макушки до ногтя превратились в
   камень. Не глядя на них, иди вперед. Покажется дворец, ты
   сразу кричи: «Дильрукеш!» А что с тобой будет после —
   этого уж я не знаю. — И кончает разговор.
   Мальчик расстается с женщиной-дэвом и пускается в путь.
   И вот, придя к тому колодцу, он, как и прежде, совершает намаз, бросает в колодец пойманных им птиц, получает ключи, проходит в пещеру: мрак, как в могиле; идет-идет, смотрит: видит вдали просвет; дорога приводит его к кипарисовой роще, в которой каждый кипарис поднял голову до самого неба, ни ина, ни джинна, ни шороха, ни звука.
   Молодец идет среди кипарисов и подходит к кладбищу, глядь! — а это не кладбище: стоят без счета, без конца камни в образе человеческом; но это не камни — каждый из них был когда-то человеком.
   Как ни страшно мальчику, он набирается храбрости и идет дальше. Вдали показывается сверкающий, как солнце, большой дворец. Вот и конец пути!
   Молодец подходит ко дворцу, сразу во весь голос кричит: «Дильрукеш!» — и до колен превращается в камень. Еще раз кричит: «Дильрукеш!» — и превращается в камень до шеи. Наконец, в последний раз с трепетом душевным кричит: «Дильрукеш!» И вот он уже совсем готов превратиться в камень до самой макушки, как прибегает Дильрукеш в золотых налынах, с золотым тазом в руках; она сейчас же наполняет его водой из бассейна, что был во дворцовом саду, и чуть только брызнула на мальчика, как тот снова обрел душу.
   — Чего ты хочешь, молодец? Ты взял мой терновник, унес
   мое зеркало, но тебе этого мало, ты еще и сюда забрался!
   — гневно кричит Дильрукеш. — Ах, молись за лежащую в
   земле твою безвинную мать! Кабы не она, стал бы ты сегод
   ня камнем. Ну, а теперь, что ты желаешь?
   Мальчик, ничуть не робея, отвечает:
   — Тебя желаю, во что бы то ни стало возьму и увезу!
   Лишь только он это сказал, Дильрукеш отвечает:
   — Если так, слушай меня хорошенько, а не то мы оба погибнем. Сейчас я пойду, возьму во дворце принадлежащие мне вещи, велю приготовить двух скакунов и ворочусь сюда. Когда мы сядем на коней и поедем, во дворце поднимется суматоха — будто свет вверх дном перевернется! Только ты смотри не оборачивайся.
   — Здесь столько людей, превращенных в камни; до тех пор пока ты их не оживишь, я никуда не двинусь, — отказывается мальчик.
   Дильрукеш идет во дворец, берет вещи, по весу легкие, по цене дорогие, и велит приготовить коней; потом золотым тазом набирает воду из бассейна и чуть только побрызгала этой водой камни, все они сразу оживают и каждый уходит своим путем-дорогой. А Дильрукеш с молодцем садятся на коней и отправляются в путь.
   Во дворце поднимается переполох, но они, не оборачиваясь, все едут вперед и наконец приезжают к пещере. Сестра встречает их, все целуются, обнимаются. Несколько дней они отдыхают.
    И вот, так как Дильрукеш была до того красива, что подобной ей в свете не было, а молодец был таким, какого среди мужчин не сыщешь, то они полюбили друг друга всей душой и сердцем.
   Пусть они втроем живут в пещере и развлекаются. Но если брат и сестра не знали, чьи они дети и как они попали в пещеру, то Дильрукеш все хорошо знала, ведь она была дочерью падишаха-пери.
   И вот как-то вечером она говорит молодцу:
   — Завтра ступай на охоту, там ты опять встретишься с падишахом. На этот раз он, поговорив с тобой, пригласит тебя во дворец. Ты согласись, но скажи, чтобы тебя, когда ты придешь, торжественно встретили на дороге.
   Молодец идет на охоту, встречается с падишахом и поступает так, как ему велела Дильрукеш. На этот раз падишах радостно возвращается во дворец, а молодец приходит в пещеру и все рассказывает Дильрукеш.
   В тот день, когда ему надо было идти к падишаху, Дильрукеш хлопает в ладоши.
   — Ох, лала, иди сюда! — зовет она, и перед ней сейчас же появляется араб: одна губа на земле, другая на небе.
   — Приказывай, султанша! — говорит он.
   — Ступай, оседлай и укрась одного из скакунов моего отца и приведи сюда!
   Только она это сказала — араб помчался, как ветер. В один миг приводит он оседланного и убранного коня, подобного которому никто не видывал.
   Дильрукеш строго-настрого наказывает молодцу, чтобы он, как только лошадь заржет и начнет бить копытом о землю, немедленно собирался в обратный путь и, уезжая, пригласил бы падишаха приехать к ним через три дня.
   Молодец садится на коня и едет; подъезжает к садам, глядит — его ожидает большая свита. Люди, увидев на его лошади упряжь с драгоценными каменьями, в изумлении только смотрят друг на друга.
   И вот молодец в сопровождении свиты, торжественно раскланиваясь во все стороны, въезжает во дворец. Ему почет, для него музыка, игры — чего-чего только нет! Он любуется всем этим и обходит дворец.
   Мальчик беседует с падишахом, и вдруг конь его начинает ржать и бить копытом. Молодец тотчас же встает и просит разрешения уехать. Как ни просил падишах его остаться, он не соглашается, приглашает падишаха пожаловать к себе
   через три дня и обещает встретить самолично на дороге. Падишах принимает приглашение, молодец прощается с ним и возвращается в пещеру, которая по велению Дильру-кеш превратилась уже во дворец.
   А Дильрукеш тем временем велит своему лала выкопать из земли мать девушки и мальчика и начинает за ней ухаживать, — как-никак она ведь человек! — моет ее, остригает ногти, расчесывает волосы, дает ей лекарства, пищу отшельника, и та поправляется. Но ни мать не узнает своих детей, ни дети — своей
   матери.
   А в хареме, в селамлике — слуг бессчетное число, рабыни, рабы, музыканты, певцы поют такими голосами, каких никогда не слыхали уши; все приготовлено, и все на своем месте.
   Как только подошло время прибытия шаха, была выставлена большая свита для встречи — такая, что нельзя пером описать!
   — и, как распорядилась Дильрукеш, свита эта встретила его по
   дороге, среди садов.
   Придворные с удивлением посматривают на все это. — Ну, этот молодец, наверное, не из человеческого рода. А если он человек, то зачарован властью пери. Едут они так всей толпой, а лишь только вошли во дворец
   — изумление их возросло еще больше.
   Падишаха приняли в самой красивой комнате. Был устроен великий пир, ели такие кушанья и сладости, пили такие напитки, что ни на ум, ни в воображение не придет; фокусники, музыка развлекали всех до вечера.
   Под вечер, когда шаху подошло время уезжать, молодец пригласил его в харем. И вот его вводят в большую комнату: впереди стал молодец, сзади — Дильрукеш, потом подошла жена падишаха с дочерью, и все стали целовать полу падишаха. Тот удивляется, смущается, а в это время Дильрукеш подает знак, все садятся вокруг него, и она рассказывает ему с самого начала до самого конца всю нашу историю.
   Девочка и мальчик поведали ему, что мать их невиновна и что они его дети. Еще немного и шах умер бы от радости. Он заключил их всех в объятия, а затем все вместе отправились к нему во дворец и устроили свадьбу Дильрукеш с молодцем.
   Падишах в сильной ярости хотел повесить сестер жены, но потом, вняв их мольбам, помиловал их.
   И все до самой своей смерти проводили время в радости и наслаждениях.